ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

N1(15) 2008 г.
Содержание
< Предыдущая статья | Следующая статья >

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
заведующей кафедрой журналистики
Казанского государственного университета

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЗАВЕДУЮЩЕЙ КАФЕДРОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ
КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Объект заключения:
1. Публикация «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» // Газета «25 канал».- № 41. – 2003. - 6-12 октября.
2. Публикация «Информация должны быть объективной» // Газета «25 канал».- № 43. – 2003. - 20-26 октября.
Основания проведения заключения:
Обращение председателя совета Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам» М.А.Пискунова.
Время и место проведения заключения:
25 ноября – 04 декабря 2005 г.; г.Казань, Казанский государственный университет, факультет журналистики и социологии, кафедра журналистики.
Лицо, давшее заключение:
Шайхитдинова Светлана Каимовна.
Образование высшее по специальности «журналистика». Стаж работы в средствах массовой информации – 6 лет, на преподавательской должности – 15 лет. Ученая степень – кандидат филологических наук (1989); доктор философских наук (2005); ученое звание – доцент; должность – заведующая кафедрой журналистики КГУ. С 1998 г. по настоящее время по обращениям граждан и организаций произведено более десяти экспертных заключений по конфликтным текстам массовой информации.
Материалы, представленные для проведения заключения:
1. Публикация «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» // Газета «25 канал».- № 41. – 2003. - 6-12 октября.
2. Публикация «Информация должны быть объективной» // Газета «25 канал».- № 43. – 2003. - 20-26 октября.
3. Публикация «Дискуссия о последствиях радиоактивного выброса» // Газета «25 канал».- №46. – 2003.- 10-16 ноября.
4. Копия искового заявления о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР».
5. Уточнение исковых требований о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» по делу № А 72-3059/04-17/60.
Цель Заключения:
Дать оценку правомерности использования в газетной публикации слов и выражений, ставших предметом иска. Ответить на вопросы, поставленные в обращении «Центра содействия гражданским инициативам».
Используемые источники:
1. Законодательство о средствах массовой информации. – М.,1999.
2. Защита чести и достоинства: Теоретические и практические вопросы. – М.,1997.
3. Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.,1983.
4. Основы творческой деятельности журналиста. – СПб.,2000.
5. Правовое поле журналиста. – М., 1997.
6. Средства массовой информации постсоветской России. – М.,2002.
7. Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. – М.: «Права человека», 1997.
8. Честь, достоинство и репутация: Журналистика и юриспруденция в конфликте (результаты исследования и материалы конференции). – М.: «Права человека», 1998.
9. Цена слова: Из практики лингвистических экспертиз текстов СМИ в судебных процессах по защите чести и достоинства и деловой репутации / Под ред. Проф.М.В.Горбаневского. – М.: «Галерия», 2002.

Исходные положения и выводы:
В исковом заявлении обозначены два ответчика. Следовательно, можно выделить два конфликта: 1) между редакцией газеты «25 канал» и Государственным научным центром РФ «Научно-исследовательский институт атомных реакторов» (далее – «государственное предприятие НИИАР»); 2) между гражданином Пискуновым и государственным предприятием НИИАР. Предметом искового заявления являются суждения на страницах газеты «25 канал», следовательно, место разворачивания конфликтов – публичная сфера. В соответствии с особенностями законодательного регулирования публичной сферы и функционирования ее субъектов обозначенные конфликты и предполагается рассмотреть.

Конфликт «редакция - государственное предприятие НИИАР».
Конфликтные публикации («НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» и «Информация должны быть объективной») выполнены в жанре публицистической статьи. Для этого жанра характерно, что а) основным предметом изложения является общественно-значимая проблема (в отличие от других жанров, где предметом может быть единичный факт, серия фактов или образ человека); б) изложение выполняется в авторской манере ( в отличие от научной статьи, где изложение максимально объективировано).
ПРОБЛЕМА (противоречие) в тексте выражается в виде тезиса и антитезиса. Остальную часть статьи занимает аргументация к тезису, аргументация к антитезису, обоснование позиции автора по отношению к проблеме, введение и заключение.
Тезис в статье «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» представлен фактом, свидетельствующим, что на атомном реакторе государственного предприятия НИИАР в 1997 году произошел выброс в атмосферу радиоактивного йода-131. Антитезис представлен фактом: в последующие годы резко возросло количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена или ослаблена. Первый факт изложен с опорой на информационное сообщение государственного предприятия НИИАР, в котором указано, что выброс составил 60-70 миликюри. Второй факт аргументирован статистическими данными из экологического анализа медико-статистических данных за 1970-2000 годы «Здоровье населения города Димитровграда».
Автор публикации обнаруживает между этими фактами причинно-следственную связь. В этом – проблема и в этом – ее общественная значимость. Приведенная аргументация имеет цель обосновать эту позицию. Обоснование включает как факты, имеющие по отношению к проблеме подчиненное значение, так и оценочные суждения. К числу оценочных суждений относятся и прогнозы, которые допустимы в жанре статьи.
ОЦЕНОЧНЫМИ ЯВЛЯЮТСЯ СУЖДЕНИЯ, КОТОРЫЕ НЕ МОГУТ БЫТЬ ВЕРИФИЦИРОВАНЫ1 , следовательно, они не могут быть ни строго доказаны, ни опровергнуты. Проблема последствий выброса радиоактивного йода не может быть доказана с математической точностью не только потому, что, как указывает автор статьи, специальных полномасштабных исследований по этой теме не проводилось. Выводы подобных исследований, оперируя зависимостями, которые интерпретируются разными группами экспертов, в любом случае будут носить вероятностный характер. Цель прессы как канала реализации конституционных прав граждан – поднять проблему, оценить ее масштаб, привлечь экспертов, обозначить ответственных, что и выполнила газета «25 канал».
Для истца важно: а) выброс радиоактивного йода не квалифицировать как аварию; б) выброс радиоактивного йода характеризовать как отсутствие нарушения установленных пределов безопасной эксплуатации реактора; в) не делать прогнозов, которые отрицательно скажутся на имидже учреждения перед партнерами; г) принимать в расчет данные только тех проверок, которые исключают зависимость между выбросом и ростом заболеваний; д) критику организации рассматривать как «порочащие сведения».
Таким образом, государственное предприятие НИИАР подменяет дискуссию по существу общественно-значимой проблемы в публичной сфере ведомственными и рыночными интересами.
Узковедомственный подход бюрократизирует отношения с таким демократическим институтом как пресса через требование от журналистов следовать букве ведомственных документов. Между тем, информационное право во всех цивилизованных странах оставляет за журналистами «пространство для дыхания», что означает согласие общественных институтов по отношению к прессе не менять приоритетов между существенным и второстепенным (издержками) в ее деятельности2.
Понятие деловой репутации связывается в текстах права прежде всего с предпринимательской деятельностью3. Научно-исследовательский институт атомных реакторов, выполняя согласно своему Уставу наряду с фундаментальными и прикладные научные исследования, не может не являться субъектом рынка. Однако определяющим его статус является то, что это государственное предприятие, не практикующее такую предпринимательскую деятельность, которая меняет приоритеты в пользу коммерческой выгоды.
Конфликт «гражданин М.А.Пискунов - государственное предприятие НИИАР».
В исковом заявлении о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» ключевым является понятие «порочащие сведения». Пленум Верховного суда РФ указал, что «порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства или моральных принципов о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п., которые умаляют честь и достоинство гражданина либо деловую репутацию гражданина или юридического лица»4 .
Между тем, как было сказано выше, статус истца квалифицируется как государственное предприятие. Предметом конфликта в связи с этим являются не «сведения, порочащие деловую репутацию», а сведения, которые содержат критическое отношение гражданина Пискунова к работе государственного предприятия. Критика высказана на основе информации, полученной от самого государственного предприятия. Таким образом, речь идет об информационных ресурсах НИИАРа. Порядок использования ресурсов подобного типа, порядок доступа к ним и защиты оговорен в Федеральном Законе «Об информации, информатизации и защите информации» (1995).
Данный Закон запрещает ограничивать доступ к экологической информации, необходимой для безопасности граждан и населения в целом (ст.10); указывает, что доступ к информационным ресурсам является основой осуществления общественного контроля за деятельностью различных организаций, а также состоянием экономики, экологии и пр. Закон обязывает государственные органы и подведомственные им организации не только предоставлять пользователям своевременную информацию, но и в пределах своей компетенции осуществлять массовое информационное обеспечение пользователей по вопросам прав, свобод и обязанностей граждан, их безопасности и другим вопросам, представляющим общественный интерес (ст.12,13).
Можно заключить, что, оценивая сведения о росте заболеваний щитовидной железы как несоответствующие действительности, НИИАР превысил свою компетенцию. В то время как им не была выполнена обязанность снабжения гражданина Пискунова, а в его лице и других граждан, информацией, которая относится к компетенции НИИАР.
На основе изложенного сформированы ответы на поставленные в запросе вопросы:
1. Фрагмент из публикации «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» (газета «25 канал», № 41 за 6-12 октября 2003 г.): «… в результате аварии на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131…».
Вопросы:
1.1. Каково значение слова «авария» в исследуемом фрагменте публикации?
Слово «авария» в предложенном контексте может быть истолковано согласно словарям, дающим общеупотребительное значение слов (К примеру, авария как «повреждение какого-нибудь механизма, машины, устройства во время работы, движения»5 ).
1.2. Является ли правомочным требование истца (НИИАР) о том, что слово «авария» относительно «ядерных аварий» и «радиационных аварий», происходящих на атомных реакторах, в публикациях СМИ должно применяться, исходя не из значений этого слова, определяемых толковыми словарями современного русского языка, а исходя из соответствующих терминов и определений, которые даются в ведомственных положениях или применяются в ведомственных актах о расследованиях произошедших событий, несмотря на то, что применяемые в атомном ведомстве определения терминов «авария», «ядерная авария» и «радиационная авария» существенно расходятся между собой?
Теория и практика журналистики предписывает авторам материалов, ориентированных на массовую аудиторию, использовать слова с узко терминологическим значением только в тех случаях, когда это входит в поле зрения общественного интереса. Имиджевые проблемы конкретных предприятий, как правило, не являются предметом общественного интереса.
1.3. С учетом цели и жанра публикации, в котором употреблено оспариваемое истцом слово «авария», может ли применение этого слова в данном предложении расцениваться как сведение, порочащее деловую репутацию НИИАРа?
Государственный научный центр РФ Научно-исследовательский институт атомных реакторов в силу своего статуса и сферы деятельности не может по отношению к общественности и представляющему ее институту в лице СМИ считаться субъектом деловой репутации. В противном случае произойдет подмена национально-государственных приоритетов в соответствующей области (атомная энергетика) предпринимательскими (деловыми) выгодами отдельной конторы (ведомства).
2. Фрагмент из публикации «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» (газета «25 канал», № 41 за 6-12 октября 2003 г.): «Фактически же выброс мог быть и более мощным».
Вопросы:
2.1. В какой форме изложены в этом предложении сведения – утверждение, мнение, предположение?
Фраза «Фактически же выброс мог быть и более мощным» относится к оценочным суждениям.
Жанр публицистической статьи не только допускает, но и приветствует такой авторский компонент как оценка. Оценка может найти продолжение в предположении, или версии.
Оценочными являются суждения, которые не могут быть верифицированы (см. выше). Через них пресса осуществляет свою главную функцию – быть трибуной, выразителем общественного мнения, общественной оценки. Оценка может касаться как настоящего положения дел, так и прошлого и будущего. Только так можно исключить ситуацию, когда принятие решений относительно приоритетных вопросов жизнедеятельности общества находится во власти узкого круга лиц.
2.2. С учетом цели и жанра публикации, в котором употреблена оспариваемая истцом фраза, могут ли расцениваться изложенные в этом предложении сведения как порочащие деловую репутацию НИИАРа?
См. ответ на вопрос 1.3.
3. Фрагмент из публикации «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» (газета «25 канал», № 41 за 6-12 октября 2003 г.): «…в результате случившегося в ближайшие годы резко возрастет количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена или ослаблена. Так оно и произошло, о чем свидетельствует названный выше экологический анализ медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда».
Вопросы:
3.1. Содержит ли данный текст негативную информацию о НИИАРе, которую можно отнести к утверждениям о нарушении деловой этики и обычаев делового оборота или о нарушениях НИИАРа в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, умаляющих деловую репутацию юридического лица?
С учетом изложенного выше – ответ отрицательный.
Вмешательство ведомств в деятельность прессы в вопросах, которые не относятся к компетенции этих ведомств, может быть расценено как воспрепятствование журналистской деятельности, что предусматривает санкции, изложенные в соответствующих статьях как гражданского, так и уголовного законодательства.
4. Фрагмент из публикации «Информация должны быть объективной» (газета «25 канал» № 43 за 20-26 октября 2003 г.): «....что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения».
Вопросы:
4.1. Следует ли из сведений, изложенных в данном тексте, вывод, что воздействие на коллектив МУ «Служба охраны окружающей природной среды» оказывал именно НИИАР?
Из процитированного текста данное утверждение не следует.
Включение этого текста в предмет иска свидетельствует об очередной попытке истца руководить вопросами, которые не относятся к его компетенции.
4.2. Публикация под заголовком «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов», напечатанная в газете «25 канал», № 41 за 6-12 октября 2003 г., в исследуемом тексте названа «статьей, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения». Можно ли отнести упоминание об этой статье в исследуемом фрагменте публикации к сведениям, порочащим деловую репутацию НИИАРа?
Ответ отрицательный.
См. ответы на вопросы 1.3 и 2.2, а также исходные положения и выводы экспертизы.

Заведующая кафедрой журналистики
Казанского государственного университета,
доктор философских наук,
кандидат филологических наук С.К.Шайхитдинова


1См.: Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. – М., 1997 – С.19
2См.: Защита чести и достоинства: Теоретические и практические вопросы. – М.,1997.
3См.: Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации. – С.13
4См. Постановление Пленума Верховного суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» от 18 августа 1992г., с изменениями, внесенными постановлениями Пленума от 21 декабря 1993г. №11 и от 25 апреля 1995г. №6. Цит. по: Законодательство о средствах массовой информации. – М.,1999. – С.351
5См.: Ожегов С.И. Словарь русского языка. – М.,1983. – С.20.


< Предыдущая статья Содержание Следующая статья >

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам