ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

N1(15) 2008 г.
Содержание
< Предыдущая статья | Следующая статья >

ОТЗЫВ
на исковое заявление

В Арбитражный суд Пензенской области
440600, г. Пенза, ГСП,
ул. Белинского, д.2.
От ответчиков –
1. Пискунова Михаила Андреевича,
2. Редакции газеты «25 канал»
Наименование других лиц, участвующих в деле:
Федеральное государственное унитарное
предприятие «Государственный научный центр РФ
Научно-исследовательский институт атомных реакторов» - ИСТЕЦ,
433510, Ульяновская область, г.Димитровград-10.
Дело № А49-11378/2005-499/25.

ОТЗЫВ
на исковое заявление о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР»

г.Димитровград Ульяновской области,                                         25 сентября 2007 года.

Данный отзыв направляем в дополнение к нашему «Отзыву на исковое заявление о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 25 июля 2006 года с учетом поступивших документов - «Уточнения исковых требований о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года» и «Заключения эксперта по арбитражному делу № А49-11378/2005-499/25».
В «Уточнении исковых требований о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года» Федеральное государственное унитарное предприятие «Государственный научный центр Российской Федерации - Научно-исследовательский институт атомных реакторов» (далее – ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР») просит суд признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию института следующие сведения, опубликованные:
1. В № 41 за 6-12 октября 2003 года газеты «25 канал» в корреспонденции М. А. Пискунова «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» «...летом 1997 года в результате аварии на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131...»,
«... это только по тем данным, которые стали доступны нам. Фактически выброс мог быть и более мощным»,
«... в результате случившегося (имеется в виду события 1997 года) в ближайшие годы резко возрастет количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена или ослаблена.
Так оно и произошло, о чем свидетельствует названый выше экологический анализ медико-статистических данных за 1970-2000 годы «Здоровье населения г. Димитровграда.».
. В № 43 за 20-26 сентября 2003 года газеты «25 канал» в корреспонденции М. А. Пискунова «Информация должна быть объективной» «... что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения.».
Мы, ответчики по данному делу – Пискунов Михаил Андреевич и редакция газеты «25 канал», считаем, что исковые требования о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года» являются незаконными по следующим основаниям:

1. В «Уточнении исковых требованиях о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года истец указывает:
«В соответствии со своим Уставом ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» является не только научной, но и коммерческой организацией (п. 1.3.), которая строит свои отношения с другими организациями и гражданами во всех сферах хозяйственной деятельности на основе договоров, соглашений (4.1).
Кроме того, институт осуществляет и внешнеэкономическую деятельность (п. 4.3).
Поэтому информация, порочащая доброе имя института и его руководителей, может негативно сказываться на экономической деятельности института как внутри страны, так и за рубежом».
Данный довод не может являться законным основанием для исковых требований «ГНЦ РФ НИИАР» о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР», так как защита деловой репутации юридического лица осуществляется на основании правил статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и не зависит от осуществления организацией хозяйственной или внешнеэкономической деятельности.

2. В силу статьи 152 ГК РФ с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 года № 3 (п.7) обстоятельствами, имеющими значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.
Действительно, в № 41 за 6-12 октября 2003 года газеты «25 канал» в корреспонденции М. А. Пискунова «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» и в № 43 за 20-26 сентября 2003 года газеты «25 канат» в корреспонденции М. А. Пискунова «Информация должна быть объективной» опубликована (распространена) информация, которую истец просит признать несоответствующей действительности и порочащей деловую репутацию истца. Однако мы считаем, что оспариваемая истцом информация соответствует действительности и не является порочащей деловую репутацию ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР», в связи с чем ниже излагаем свои доводы и доказательства (пункт 4).

3. В соответствии со статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова.
Согласно статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый имеет право свободно выражать свое мнение.
При этом, в силу статьи 47 Закона РФ «О средствах массовой информации», журналист вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях или материалах, предназначенных для распространения за его подписью. Таким образом, лицо, обратившееся в суд за защитой деловой репутации, вправе требовать опровержения сведений, содержащих информацию о фактах несоответствующих действительности и порочащих деловую репутацию истца, но не опровержения хотя бы и негативного мнения автора о предпринимательской или иной экономической деятельности этого лица.
Однако в данном деле получается иначе, что показала судебно-лингвистическая экспертиза, проведенная в Государственном учреждении «Пензенская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции Российской Федерации на основании определения судьи Арбитражного суда Пензенской области И.Б.Мишиной. Как следует из выводов Заключения эксперта № 796/25 по результатам этой судебно-лингвистической экспертизы, фрагменты текстов, в состав которых входили оспариваемые истцом фразы, содержат негативную информацию о НИИАРе (вывод 1 Заключения эксперта), но в указанных фрагментах не имеется утверждений о фактах нарушения НИИАРом действующего законодательства, моральных принципов (вывод 2 Заключения эксперта).
Причем, в Заключение эксперта указывается, что предложение «Фактически же выброс мог быть и более мощным», которое оспаривается истцом, является предположением автора. Значит, оно, это предложение, изложенное в форме предположения, не является предметом судебной защиты (подробнее об этом – ниже, в пункте 4.2.). Таким образом, требования истца об опровержении негативной информации о НИИАРе, не содержащей утверждений о фактах нарушения НИИАРом действующего законодательства, моральных принципов, противоречат правилам статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также статье 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому свободу мысли и слова, статье 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, согласно которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение, статье 47 Закона РФ «О средствах массовой информации», в соответствии с которой журналист вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях или материалах, предназначенных для распространения за его подписью.

4. Далее излагаем свои доводы и доказательства, обосновывающие, что иск ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» не подлежит удовлетворению, так как оспариваемая истцом информация соответствует действительности, не содержит утверждений о фактах нарушения НИИАРом действующего законодательства, моральных принципов и не является порочащей истца:

4.1. Фраза «...летом 1997 года в результате аварии на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131...».
В «Уточнении исковых требованиях о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года» истец утверждает: «Использование понятия «радиационная авария» применительно к обеспечению радиационной безопасности населения в целях охраны его здоровья регламентировано ст. 1 ФЗ «О радиационной безопасности населения». О том, что в вышеуказанной статье использовалась именно это понятие, указывает сам автор во втором абзаце этой статьи на стр. 11 газеты «25 канал» № 41 2003.: «Вот первое информационное сообщение от 30.07.97 г. за подписью главного инженера А. Ф. Грачева о произошедшей радиационной аварии».
Однако довод истца о том, что использование понятия «радиационная авария» регламентировано ст. 1 ФЗ «О радиационной безопасности населения», является ошибочным. В статье 1 ФЗ «О радиационной безопасности населения» не регламентируется использование понятия «радиационная авария», а в ней указывается, что «в целях настоящего Федерального закона применяются следующие основные понятия» и далее приводятся термины и понятия, применяемые в указанном Федеральном законе. Причем, в соответствии со ст. 6 Федерального закона от 21 ноября 1995 г. N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии» федеральные нормы и правила в области использования атомной энергии обязательны при осуществлении видов деятельности в области использования атомной энергии. А перечень видов деятельности в области использования атомной энергии дан в статье 4 Федерального закона «Об использовании атомной энергии», но в него, в этот перечень, средства массовой информации не включены. Значит, при подготовке статей для средств массовой информации журналисты и редакции СМИ не обязаны использовать специальные термины и понятия, применяемые при осуществлении видов деятельности в области использования атомной энергии, а вправе использовать, главным образом, понятия и правила русского литературного языка, который обычно и применяется в СМИ.
Истец в настоящее время не оспаривает изложенные в данной фразе сведения о том, что «...летом 1997 года на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131...», из чего следует, что утверждение о факте повышенного выброса в атмосферу радиоактивного йода-131 летом 1997 года на одном из реакторов НИИАР истец считает соответствующим действительности. Собственно, этот факт подтверждают и имеющиеся в деле материалы.
Истец теперь оспаривает только правомерность применения слова «авария». Вывод в Заключение эксперта № 796/25 по результатам проведенной судебно-лингвистической экспертизы такой: значение слова «авария» в используемом фрагменте № 1 публикации – «повреждение, выход из строя какого-либо механизма во время действия, работы». Оно используется как синоним слов «неисправность», «неполадки» и т.д. («повреждение», «выход из строя», «расстройство в работе») – (вывод 4).
Тот факт, что повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131 летом 1997 года начался в результате неполадки (неисправности, повреждения) на одном из реакторов НИИАР, подтверждается материалами дела. В частности, доказательством является письмо начальника Димитровградской инспекции Госатомнадзора И.Ф.Поливанова [О происшествии] от 22.08.1997 года № ДИ-03/198, адресованное начальнику Управления Центрального округа Госатомнадзора России. В самом начале этого письма на 1-й странице констатируется, что 25.07.97 г. в 2.35 была зарегистрирована негерметичность ТВС (тепловыделяющей сборки) и ректор остановили на перегрузку, и далее в этом же письме на второй странице (второй абзац снизу) указывается, что 26.07.97 г. во время операции по сбросу давления произошла повторная во много раз превышающая первоначальную разгерметизация ТВС (тепловыделяющих сборок), при этом в письме указываются объемы выброса в атмосферу радиоактивных веществ в первые дни после возникшей неполадки на реакторе.
Таким образом, сведения о том, что в результате аварии (неполадки, неисправности, повреждения) на одном из реакторов НИИАР летом 1997 года начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131, соответствует действительности и подтверждается материалами дела.

4.2. Фраза «... это только по тем данным, которые стали доступны нам. Фактически выброс мог быть и более мощным».
В «Уточнении исковых требований о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года» истец указывает, что порочащий характер сведений, содержащихся в этой фразе, заключается в том, что обвиняют институт в предоставлении недостоверной информации, формируют позицию, при которой, кроме информационного сообщения НИИАРа, имеются какие-то другие недоступные данные, согласно которым «фактически выброс мог быть и более мощным».
Данный довод истца не соответствует действительности. Во-первых, какое-либо обвинение в предоставлении институтом недостоверной информации в оспариваемой фразе отсутствует. Во-вторых, автор статьи не формирует позицию, при которой, как указывает истец, кроме информационного сообщения НИИАРа, имеются какие-то другие недоступные данные, а автор высказывает предположение (именно предположение!) о том, что фактически выброс мог быть и более мощным.
Предложение «Фактически выброс мог быть и более мощным» носит именно предположительный характер, на что указывают примененные автором слова-маркеры «мог быть», выражающие неуверенность, сомнение, вероятность события. Вывод о том, что предложение «Фактически выброс мог быть и более мощным» носит предположительный характер, содержится в Заключение эксперта № 796/25 (вывод 1), подготовленном по результатам производства судебно-лингвистической экспертизы в Государственном учреждении «Пензенская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции Российской Федерации.
Предположение является одной из форм выражения мнения, когда автор текста хочет подчеркнуть предварительный характер высказываемых доводов или собственную неуверенность в их достоверности, что отмечается в Заключение эксперта № 796/25 (стр.5, второй абзац снизу). А в силу статьи 152 ГК РФ с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 года № 3 (п. 9) мнение наряду с оценочным суждением и убеждением не является предметом судебной защиты, поскольку оно не верифицируемо, так как является выражением субъективного мнения и взглядов ответчика. Таким образом, требование истца об опровержении информации, изложенной в оспариваемой истцом фразе, не является законным.

4.3. Фраза «... в результате случившегося (имеется в виду события 1997 года) в ближайшие годы резко возрастет количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена или ослаблена. Так оно и произошло, о чем свидетельствует названый выше экологический анализ медико - статистических данных за 1970-2000 годы «Здоровье населения г. Димитровграда».
.
Мы просим суд рассматривать данную фразу не в урезанном истцом виде, изменяющем ее смысл, а в полном объеме.
Первое предложение этой фразы в газете «25 канал» опубликовано в таком виде: «Уже в тот период, когда в НИИАРе происходил трехнедельный выброс радиоактивного йода-131, эксперты нашего «Центра содействия гражданским инициативам» дали в печати прогноз о том, что в результате случившегося в ближайшие годы резко возрастет количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена». В данном предложении излагается информация о прогнозе, который дали эксперты «Центра содействия гражданским инициативам» в тот период, когда в НИИАРе происходил трехнедельный выброс радиоактивного йода-131.
Содержательно-смысловая направленность второго предложения «Так оно и произошло, о чем свидетельствует названный выше экологический анализ медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда» следующая: произошло так, как прогнозировали эксперты «Центра содействия гражданским инициативам» в период трехнедельного выброса йода-131, т. е. возросло количество эндокринных заболеваний, особенно щитовидной железы у детей и взрослых, этот прогноз подтвердил анализ медико-статистических данных за 1970-2000 год». Именно так изложена содержательно-смысловая направленность данного предложения в Заключение эксперта № 796/25, подготовленном по результатам производства судебно-лингвистической экспертизы в Государственном учреждении «Пензенская лаборатория судебной экспертизы» (вывод 3). Обращаем внимания суда на заключение эксперта еще потому, что в изложенной экспертом содержательно-смысловой направленности предложения отсутствует взаимосвязь между возросшим количеством ростом эндокринных заболеваний и радиоактивным выбросом в НИИАРе. И это полностью совпадает со смысловым содержанием фрагмента, с позицией автора, потому что автор статьи М.А.Пискунов хорошо осведомлен, что причинно-следственная связь между воздействием радиации на организм человека и заболеваемостью пока устанавливается в крайне ограниченных случаях.
Обращаем особое внимание суда также на следующие обстоятельства: ни факт выдачи прогноза экспертами «Центра содействия гражданским инициативам», ни факт возросшего количества эндокринных заболеваний, особенно щитовидной железы у детей и взрослых, о которых сообщается в оспариваемых истцом предложениях, не являются сведениями, порочащими деловую репутацию истца, потому что в силу ст 152 ГК РФ с учетом с учетом Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 года № 3 (п. 7) к таковым относятся утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, моральных принципов, которые в оспариваемом предложении отсутствуют.
Более того, сведения, содержащиеся в оспариваемом истце предложении «Так оно и произошло, о чем свидетельствует названный выше экологический анализ медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда», соответствуют действительности, доказательством чему является имеющийся в деле материал - Экологический анализ медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда», а именно:
- на странице 35 названного документа в подразделе «Заболеваемость болезнями эндокринной системы» сообщается следующее: «Данные о заболеваемости взрослого населения города болезнями эндокринной системы, расстройств питания, нарушения обмена веществ и иммунитета обращают на себя внимание “разбросом” значений в сравнении с информацией о средней заболеваемости этими болезнями по России. Еще в период с 1985 по 1990г.г. она была выше, чем в среднем по России (рис.3.16). В 1991г. произошло ее снижение, но с 1997г. вновь появилась тенденция к резкому повышению с резким скачком в 1999 году» (выделено - нами). Причем, в названном подразделе на рисунке 3.16. приведена «Динамика заболеваемости болезнями эндокринной системы», наглядно подтверждающая приведенные сведения:
- на странице 51 Экологического анализа медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда» в разделе «3.3.9. Заболеваемость детей болезнями эндокринной системы» изложена, в частности, такая информация: «С целью определения уровня распространенности йододефицитных заболеваний среди населения Ульяновской области, на базе Ульяновской областной детской клинической больницы в 1999 г. проведено обследование детей, в т.ч. живущих в Димитровграде (выделено - нами). Анализ полученных данных позволил сделать выводы о том, что в целом Ульяновская область относится к районам с тяжелой и средней степенью тяжести йододефицитных заболеваний. В Димитровграде дефицит йода у детей составляет 70%, т.е. у каждого второго ребенка имеется заболевание (различной тяжести) щитовидной железы. … Вероятной причиной увеличения заболеваемости эндокринной системы детей также является неблагополучие экологической обстановки, как в целом в регионе, так и в городе» (выделено - нами).
- на странице 58 Экологического анализа медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда» в разделе «4. Сопоставление состояния здоровья населения и окружающей среды города» сообщается следующая информация: «Вызывает серьезную тревогу повышение в последние 3 года заболеваемости как взрослого, так и детского населения болезнями эндокринной системы, расстройств питания, обмена веществ и иммунитета. Она на порядок превышает аналогичные показатели в среднем по России (п.п.3.2.4, 3.3.9.). Первичной причиной этого является, как отмечалось, недостаток йода в Ульяновской области, вторичной – неполноценное, несбалансированное питание. Между тем, нельзя не отметить, что третьей важной причиной такой аномально высокой заболеваемости эндокринной системы, теоретически могут быть выбросы радиоактивных веществ, в частности йода-131, ГНЦ НИИАР. Дело в том, что при общем дефиците йода, организм стремится его восполнить за счет любого доступного источника. Радиоактивный йод, находящийся в атмосфере, может беспрепятственно попадать в организм и стимулировать воспаление щитовидной железы, которое приводит к патологии: опухоли щитовидной железы, к узловому зобу и к тиреотоксикозу (выделено - нами).
Несмотря на то, что по данным ГНЦ НИИАР выбросы йода-131 в 1997г. были ничтожно малы и составляли за год 56,8% от разрешенных нормативов, при сегодняшнем высоком дефиците йода, нельзя полностью исключить влияние этого фактора на население города и прилегающих районов. В настоящее время нет надежных полномасштабных исследований о влиянии малых доз радиации на организм человека».
Отсюда следует, что информация оспариваемого истцом предложения соответствует действительности, так как в анализе медико-статистических данных за 1970-2000 год «Здоровье населения г. Димитровграда» действительно указывается, что после 1997 года возросло количество эндокринных заболеваний, особенно щитовидной железы у детей и взрослых. По каким именно причинам произошло увеличение количества заболеваний, ни авторы анализа медико-статистических данных, ни автор статьи в газете «25 канал» М.А.Пискунов однозначных выводов не делают.
Таким образом, изложенные в оспариваемой истцом фразе сведения соответствуют действительности и не являются порочащими деловую репутацию истца.
.

4.4. Фраза «... что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения.».
По мнению истца, изложенном в «Уточнении исковых требованиях о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года, «порочащий характер данной фразы состоит в том, что утверждает о недобросовестности института при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности.
Кроме «руководителей НИИАРа» в статье больше не упоминается никто. Все это было напечатано одним абзацем, как единый смысловой фрагмент. В этом абзаце НИИАР упоминается трижды. Таким образом, этот фрагмент вместе с оспариваемым текстом формирует у читателей уверенность, что именно «некоторые руководители НИИАРа» воздействовали на МУ «Служба охраны окружающей среды и именно из-за того, что выброс НИИАРа летом 1997 г. оказал воздействие на здоровье населения. А это означает, что НИИАР в нарушение ст. 1 ФЗ «О средствах массовой информации» ограничивает свободу массовой информации, нарушает права граждан на получение объективной информации о радиационной обстановке, установленные ст. 23 ФЗ «О радиационной безопасности населения».
Данное утверждение истца не соответствует действительности. Как и в предыдущем пункте, здесь мы просим суд рассматривать оспариваемую фразу не в урезанном истцом виде, что изменяет ее смысл, а в полном объеме.
В газете «25 канал» это предложение опубликовано в таком виде: «Дошла до меня и информация, что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения.». В данном предложении сообщается о том, что до автора статьи М.А.Пискунова дошла информация о том, что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи. Здесь не указывается, кем конкретно было оказано воздействие на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды». Значит, в данной фразе отсутствуют сведения, порочащие деловую репутацию какого-либо физического или юридического лица, в том числе истца - ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР».
Высказанный в «Уточнении исковых требованиях о защите деловой репутации ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» от 07.08.2006 года истцом довод о том, что оспариваемая фраза утверждает о недобросовестности института при осуществлении производственно-хозяйственной деятельности наряду с другим доводом истца о том, что этот фрагмент вместе с оспариваемым текстом формирует у читателей уверенность, что именно «некоторые руководители НИИАРа» воздействовали на МУ «Служба охраны окружающей среды, является лишь мнением, выводом истца.
Возможно, у истца сформировалось именно такое мнение или такой вывод. Но редакция и автор публикации могут отвечать только за распространения утверждений о нарушении истцом действующего законодательства или моральных принципов и если эти сведения не соответствуют действительности. Законодательством не запрещается СМИ распространять информацию, которая может вызывать различные мнения и отклики читателей на содержание такой информации. Согласно ст.29 п.3 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Причем, в силу статьи 47 Закона РФ “О средствах массовой информации”, журналист вправе излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях или материалах, предназначенных для распространения за его подписью, а суд не вправе привлекать автора статьи и редакцию газеты за то впечатление или мнение, которое сложится у каждого отдельного читателя после прочтения статьи и за те выводы, который читатель сделает для себя. Ответственность за возможные выводы, предположения, домыслы ст.152 ГК РФ не предусмотрена. Однако в данном случае истец требует, чтобы суд привлек к ответственности редакцию газеты «25 канал» и автора статей М.А.Пискунова за мнения и выводы, которые сформировалось у истца, что не отвечает требованиям законодательства.
Таким образом, все оспариваемые истцом сведения не являются порочащими деловую репутацию ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР», соответствуют действительности, значит и в силу ст.152 ГК РФ иск не подлежит удовлетворению.

5. Ходатайство о взыскания судебных расходов.
В соответствии со ст.ст. 106, 110 АПК РФ просим взыскать с истца – ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» - судебные расходы, понесенные ответчиками по данному делу.
Напоминаем суду, что исковое заявление ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» было принято к производству Определением Арбитражного суда Ульяновской области от 24.03.2004 г. и по ходатайству или с согласия истца неоднократно производилась замена ненадлежащего ответчика по линии редакции газеты «25 канал». Сначала надлежащим ответчиком была редакция газеты «25 канал», затем в связи с тем, что редакция «25 канал» не является юридическим лицом, в качестве надлежащего ответчика был привлечен учредитель газеты «25 канал» индивидуальный предприниматель Кирюхин Анатолий Иванович, а редакция газеты «25 канала» - третьим лицом. Определением суда от 08.08.2006 года ответчик – учредитель газеты «25 канал» индивидуальный предприниматель Кирюхин Анатолий Иванович заменен на надлежащего ответчика – редакцию газеты «25 канал».
В любом случае судебные расходы по данному делу по линии редакции газеты «25 канал» несет Кирюхин Анатолий Иванович – редактор-учредитель газеты «25 канал», индивидуальный предприниматель.
Вторым ответчиком по иску ФГУП «ГНЦ РФ НИИАР» в данном деле является автор статей в газете «25 канал» Пискунов Михаил Андреевич. Кроме того, Пискунов Михаил Андреевич одновременно является представителем в суде по доверенности Кирюхина Анатолия Ивановича – редактора-учредителя газеты «25 канал», индивидуального предпринимателя и поэтому судебные расходы на оплату услуг данного представителя вошли в состав судебные расходов, понесенных Кирюхиным А.И.
Расчеты судебных расходов, понесенных ответчиками поданному делу Пискуновым М.А. и Кирюхиным А.И., приведены в приложениях.
На основании изложенного,

ПРОСИМ:

1. В удовлетворении иска Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр РФ Научно-исследовательский институт атомных реакторов» о признании не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию института сведений, изложенных в номерах № 41 за 2003 г. и № 43 за 2003 г. газеты «25 канал» в корреспонденциях М.А.Пискунова «НИИАР: тяжелое наследство радиоактивных выбросов» и «Информация должна быть объективной», отказать.
2. Взыскать с Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр РФ Научно-исследовательский институт атомных реакторов» в пользу редактора-учредителя газеты «25 канал», индивидуального предпринимателя Кирюхина Анатолия Ивановича понесенные им судебные издержки.
3. Взыскать с Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр РФ Научно-исследовательский институт атомных реакторов» в пользу Пискунова Михаила Андреевича понесенные им судебные издержки.

Ответчики:
1. Пискунов Михаил Андреевич
2. От редакции газеты «25 канал» - редактор-учредитель газеты «25 канал» -
Кирюхин Анатолий Иванович


< Предыдущая статья Содержание Следующая статья >

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам