ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

N1(15) 2008 г.
Содержание
< Предыдущая статья | Следующая статья >

УРОКИ ЧЕТЫРЁХЛЕТНЕГО
СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА

Судебный процесс, связанный с публикацией в газете «25 канал» результатов общественного расследования Димитровградским «Центром содействия гражданским инициативам» произошедшего в НИИАРе трехнедельного повышенного выброса в атмосферу радиоактивного йода-131 вызвал большой интерес у многих жителей Ульяновской области и регионов Поволжья. Судебное разбирательство продолжалось почти четыре года. По кассационным жалобам редакции газеты «25 канал» и руководителя Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам» М.А. Пискунова, являющегося одним из главных действующих лиц в данном судебном процессе, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа трижды отменял решения судов первой инстанции и постановления судов апелляционной инстанции. И вот наконец-то Арбитражный суд Пензенской области, рассматривавший дело по указанию Федерального арбитражного суда Поволжского округа коллегиальным составом судей, принял в октябре 2007 года решение, которое в целом устраивает и редакцию газеты «25 канал», и руководителя Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам» М.А. Пискунова. Исключение в принятом судебном решении составляют всего лишь два слова: «в результате аварии». Однако в связи с тем, что это словосочетание также имеет важное значение, соответствующая жалоба направлена в Европейский суд по правам человека.
В данном учебном пособии решение Арбитражного суда Пензенской области опубликовано. А ниже дается комментарий пресс-службы «Центра содействия гражданским инициативам», в котором сообщаются некоторые подробности, связанные с этим делом, так как из него следуют полезные, поучительные уроки, которые, вероятно, представляют интерес для многих, в том числе для органов власти, некоммерческих организаций, средств массовой информации и населения.

КОММЕНТАРИИ ПРЕСС-СЛУЖБЫ ДИМИТРОВГРАДСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ»:

ГЛАВНЫЙ РЕЗУЛЬТАТ

Наша общественная организация «Центр содействия гражданским инициативам» (сокращенно – ЦСГИ) считает, что по итогам рассмотрения Арбитражным судом Пензенской области иска о защите деловой репутации НИИАРа, связанного с публикациями в газете «25 канал» результатов общественного расследования трехнедельного выброса радиоактивного йода, истец получил решительный отпор. Суд, рассмотрев дело в коллегиальном составе, отказал НИИАРу в удовлетворении большинства исковых требований. Зато наша общественная организация, руководитель которой Михаил Пискунов в этом деле противостоял атомному центру, благодаря судебному процессу получила через суд в свое распоряжение большой объем материалов о ЧП в НИИАРе и обеспечила основу для своих дальнейших действий по защите интересов населения региона. Это есть один из главных результатов судебного процесса.
О подробностях пойдет речь ниже. А пока уместно напомнить, что трехнедельный выброс радиоактивного йода-131 в НИИАРе произошел летом 1997 года. По мнению экспертов нашей общественной организации, этот выброс представлял немалую опасность для здоровья людей, потому что в атмосферу в повышенных объемах выбрасывался радиоактивный йод-131, вредный для щитовидной железы. Однако руководство атомного центра сведения о возникшей для населения радиационной угрозе тщательно скрывало. Именно по этой причине необходимая в таких случаях массовая йодная профилактики среди населения не проводилась. А для того, чтобы оправдать себя, чиновники НИИАРа «подсунули» представителям контролирующих органов региона для подписания акт, в котором значилось будто бы мер по защите населения от радиационного воздействия не требуется. Данный документ стал для руководства атомного центра своего рода «охранной грамотой», хотя под ним нет ни одной подписи специалистов медицины.
Но, проведя собственное общественное расследование, руководитель Димитровградского «Центра содействия гражданским инициативам» Михаил Пискунов и его коллеги пришли к другому выводу: непринятие соответствующих мер по защите здоровья населения при продолжительном выбросе радиоактивного йода-131 является серьезнейшей ошибкой на грани преступления и ведет к значительному увеличению количества заболеваний щитовидной железы среди жителей города Димитровграда, особенно детей. Когда эти и другие факты общественного расследования были преданы огласке в газете «25 канал», то генеральный директор НИИ атомных реакторов (теперь уже бывший) решил «придавить» общественника-правозащитника за его острую публикацию через суд.
Этот судебный процесс в российских арбитражных судах длился почти четыре года. По кассационным жалобам общественника-правозащитника Михаила Пискунова Федеральный арбитражный суд Поволжского округа трижды отменял судебные акты нижестоящих судов. И каждое новое рассмотрение дела продвигало судебное разбирательство вперед.
Кстати, в этом деле НИИАР выступал истцом и формально рассматривался иск о защите деловой репутации этого предприятия, а фактически в ходе судебного процесса основное внимание концентрировалось на различных фактах повышенного радиоактивного выброса, которые ранее скрывались истцом. И истец был вынужден не только отвечать на вопросы, связанные с этим ЧП, но и предоставлять документы, истребованные ответчиками через суд. Таким образом, формальный истец невольно превратился в своеобразного ответчика. И это есть важный процессуальный успех М.А.Пискунова и редакции газеты «25 канал».

ПОДТВЕРЖДЕНО ПОЛУЧЕННЫМИ ЧЕРЕЗ СУД ДОКУМЕНТАМИ

Полученные через суд от НИИАРа документы подтвердили, что повышенный выброс радиоактивного йода в НИИАРе летом 1997 года действительно происходил почти в течение почти трех недель, причем, в некоторые дни установленный суточный предел превышался в 15-20 раз. Несколько позже по запросу Димитровградского «Центра содействия гражданским инициативам» была проведена экспертиза полученных через суд данных на базе Эндокринологического центра Российской академии медицинских наук. По ее результатам была признана ошибочность и неправомочность вывода НИИАРа о том, что будто бы мероприятия по защите населения от радиационного воздействия не требовались. Ученые подтвердили, что в условиях Среднего Поволжья, где существует дефицит стабильного йода в воде и пище, радиоактивный йод поглощается щитовидной железой особенно активно. А проведенные в «Центре содействия гражданским инициативам» расчеты на основе полученных через суд данных показали, что за три недели НИИАР выбросил в атмосферу столько радиоактивного йода-131, что при условии попадания всего этого количества в организм людей годовую дозу облучения могли получить свыше трех миллионов человек. К тому же, как выяснилось, из реактора в бассейн, откуда радиоактивный йод-131 через трубу НИИАРа выбрасывался в атмосферу, попало свыше 500 Кюри названного радиоактивного вещества. Объем огромный! При условии его выброса в атмосферу он мог нанести значительный ущерб здоровью всему населению Среднего Поволжья.

НИИАР ДЕЙСТВУЕТ ВОПРЕКИ ЗАКОНУ

В октябре 2007 года Арбитражный суд Пензенской области по делу об иске НИИАРа о защите деловой репутации принял решение, которое наш «Центр содействия гражданским инициативам» и его руководителя Михаила Пискунова в целом удовлетворяет, за небольшим исключением. Об этом небольшом исключении дадим более подробную информацию ниже. А пока о том, что сообщение прессы о решении Арбитражного суда Пензенской области руководство НИИАРа. встретило в штыки и предприняло действие, рассчитанное на юридическую неподготовленность редакторов.
Вскоре после того, как о результатах данного судебного процесса стало известно прессе, опубликовавшей материалы о решении Арбитражного суда Пензенской области и изложившей точку зрения «Центра содействия гражданским инициативам», НИИАР предпринял все усилия для того, чтобы не только дезавуировать свой проигрыш в суде, но и ввести в заблуждение средства массовой информации, население и общественность региона. Метод был избран такой. В ряд СМИ руководство НИИАРа направило письма, в которых со ссылкой на статью 46 Закона «О средствах массовой информации» было изложено требование опубликовать текст ответа НИИАР на публикацию.
Действительно, названная статья Закона РФ предоставляет право на ответ и устанавливает следующее правило: «Гражданин или организация, в отношении которых в средстве массовой информации распространены сведения, не соответствующие действительности либо ущемляющие права и законные интересы гражданина, имеют право на ответ (комментарий, реплику) в том же средстве массовой информации». Из этого правила следует, что право на ответ у юридического лица возникает только при условии, если в отношении этого юридического лица в СМИ были распространены сведения, не соответствующие действительности.
Возникает резонный вопрос: были ли в публикациях СМИ о решении Арбитражного суда Пензенской области в отношении НИИАРа распространены сведения, несоответствующие действительности? Ответ на этот вопрос однозначный: нет, потому что все сведения о решении Арбитражного суда Пензенской области от 16 октября 2007 года, преданные огласке Димитровградским «Центром содействия гражданским инициативам», в том числе в опубликованном пресс-релизе, в отношении НИИ атомных реакторов соответствовали действительности. Таким образом, все те СМИ, к которым НИИАР обратился с требованием опубликования ответа, были вправе ему отказать. Собственно, именно так, например, поступила одна из редакций газет города Димитровграда – «Местное время». Однако напор со стороны НИИАРа, видимо, оказался настолько мощным, что спустя несколько недель, в «Местном времени», как ни странно, уступили, совершив тем самым серьезную правовую ошибку.

ДВЕ БОЛЬШИЕ РАЗНИЦЫ

Но поначалу в такое положение попала редакция газеты, издаваемой в Ульяновске, напечатавшая ответ на публикацию за подписью одного из руководителей НИИАРа. И прежде, чем рассказать о сути правовой ошибки, следует разъяснить другую юридическую тонкость. Статьей 46 Закона РФ «О средствах массовой информации» установлено, что «в отношении ответа и отказа в таковом применяются правила статей 43-45 настоящего Закона». А это значит, что в соответствии со статьей 45 названного Закона в опубликование текста ответа должно быть отказано, в том числе, если данное требование либо представленный текст ответа противоречит вступившему в законную силу решению суда.
Увы, но ответ НИИАРа, опубликованный в уважаемой газете Ульяновска, именно таковым и является, то есть он противоречит решению суда. Изложим эту информацию подробнее. Так, НИИАР в направленном в СМИ ответе на публикацию о решении Арбитражного суда Пензенской области практически скрыл тот факт, что суд отказал НИИАРу в удовлетворении большинства его исковых требований. Ведь по итогам рассмотрения дела суд своим решением отказал НИИАРу признать несоответствующими действительности и порочащими деловую репутацию института сведения о том, что «фактически выброс мог быть и более мощным», что «...в результате случившегося резко возрастет количество эндокринных заболеваний, главным образом щитовидной железы, особенно у детей и у тех взрослых, у которых ее функция уже нарушена или ослаблена», «что на коллектив МУ «Служба охраны окружающей среды» тоже было оказано воздействие со стороны тех, кто остался недоволен появлением статьи, в которой подробно рассказывается о некоторых фактах, связанных с радиоактивными выбросами НИИАРа, в том числе трехнедельного выброса йода-131 летом 1997 года на реакторе МИР, и с их воздействием на здоровье населения…».
Тем не менее вместо предоставления достоверной информации руководство НИИАРа прибегло к обману, так как в опубликованном в газете ответе атомного центра в отношении решения суда утверждается буквально следующее (цитируем): «Уверены, что читатели уважаемой газеты должны знать правду, которая заключается в том, что по иску института о защите деловой репутации Арбитражный суд Пензенской области, как и предыдущие суды, принял совершенно конкретное решение: «Признать не соответствующими действительности порочащими деловую репутацию Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр Российской Федерации НИИ атомных реакторов» сведения «… летом 1997 года в результате аварии на одном из реакторов НИИАР начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131…» статьи М.А.Пискунова, опубликованной в газете «25 канал» № 141 за 06-12 октября 2003 года».
Однако, сравнив данное утверждение НИИАРа с соответствующей частью решения Арбитражного суда Пензенской области, напечатанным, кстати, в данном пособии в полном объеме, любой внимательный читатель увидит существенное расхождение. Выходит, НИИАР фактически исказил решение суда, выдав за правду свою ложь. Ведь суд вовсе не признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию НИИАР те сведения, что указаны в ответе НИИАРа. На деле суд отнес к числу таковых только сведения, содержащиеся в словосочетании «в результате аварии». А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

И ОПЯТЬ ОТ НИИАРА ДЕЗИНФОРМАЦИЯ В СМИ

Через некоторое время ложная информация руководства НИИ атомных реакторов была "продавлена" в газете «Местное время», издающейся в Димитровграде. На этот раз ложная, но выгодная для руководства атомного центра информация была изложена от имени заместителя технического директора НИИАРа господина Гремячкина. Однако распространенные сведения опять не соответствуют действительности и противоречат решению суда. Так, опять замалчиваются невыгодные для руководства атомного центра факты о том, что в судебном процессе НИИАР потерпел поражение, потому что Арбитражный суд Пензенской области, рассматривавший дело коллегиальным составом судей в соответствии с постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа, оставил без удовлетворения почти все исковые требования НИИАР. И опять вместо предоставления достоверной информации атомный центр продолжает дезинформировать население, потому что в материале, опубликованном в газете «Местное время», представитель НИИАРа Гремячкин в отношении решения суда утверждает буквально следующее: «Уверены, что читатели уважаемой газеты должны знать правду, которая заключается в том, что по иску института о защите деловой репутации Арбитражный суд Пензенской области… принял совершенно конкретное решение: «Признать не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию Федерального государственного унитарного предприятия «Государственный научный центр Российской Федерации НИИ атомных реакторов» сведения «… летом 1997 года в результате аварии на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131…» статьи М.А.Пискунова, опубликованной в газете «25 канал».
Фактически же судебный акт в этой части фактически искажен, так как процитированное утверждение противоречит вступившему в законную силу решению суда. Повторяем еще раз. Суд вовсе не признал не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию НИИАР все те сведения из фразы, что приведены НИИАРом. Суд отнес к числу таковых только сведения, содержащиеся в словосочетании «в результате аварии».

НИИАР ПРОТИВ НИИАРА

В связи с тем, что дезинформация со стороны НИИАРа в этой части решения суда может продолжаться и дальше Димитровградская общественная организация «Центр содействия гражданским инициативам» была вынуждена через прессу выступить с заявлением и подробно объяснить ситуацию со ссылкой на материалы судебного дела. Пришлось еще раз разъяснять, что фактически в ходе судебного процесса было доказано, что летом 1997 года на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131. Для доказательства этого факта участником судебного процесса Михаилом Пискуновым, председателем совета Димитровградского «Центра содействия гражданским инициативам» упорно «выбивались» через суд документы из НИИАРа, для чего им дважды заявлялись ходатайства, так как атомный центр явно не желал их предоставлять, что НИИАР был вынужден предоставить все 19 истребованных документов, связанных с трехнедельным выбросом радиоактивного йода-131, .чему во многом способствовало постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа.
Для публикации в прессе «Центр содействия гражданским инициативам» выделил из этого пакета документов, полученных через суд от НИИАРа, две справки, подписанные заместителем технического директора по безопасности Гремячкиным. Тем самым который потом дал дезинформацию в газету «Местное время», о чем сказано выше. Так вот официальные справки НИИАР, подписанные Гремячкиным, опровергают утверждение Гремячкина, опубликованное в названной газете. В одной из справок НИИАРа указывается предел разрешенного НИИАРу суточного выброса радиоактивного йода-131, составляющий 3,3 миликюри в сутки, в другой справке в форме таблицы предоставлены результаты суточных измерений выбросов йода-131 за запрошенный период. Из второй справки следует, что превышение предела разрешенного суточного выброса йода-131 в НИИАРе началось 26 июля 1997 года и продолжалось по 15 августа 1997 года включительно. В некоторые дни суточный выброс радиоактивного йода-131, являющегося особо опасным для щитовидной железы, составлял 54-64 миликюри и тем самым предел установленного значения суточного выброса радиоактивного йода-131 перекрывался в 15-20 раз! Таким образом, сведения о том, что летом 1997 года на одном из реакторов НИИАР начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131, соответствуют действительности. Значит, НИИАР, утверждая обратное, предоставляет средствам массовой информации, а через них - населению, дезинформацию и продолжает вводить жителей региона в заблуждение.

АВАРИЯ ИЛИ ТОРЖЕСТВЕННОЕ СОБЫТИЕ?

А далее предлагаем подробнее разобраться со словосочетанием «в результате аварии», которое НИИАР считает сведениями, не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию этого предприятия. Собственно, такой же вывод следует из решения Арбитражного суда Пензенской области, которое в этой части теперь обжаловано в Европейском суде по правам человека.
На чем основываются доводы и доказательства участника судебного процесса Михаила Пискунова, руководителя Димитровградской общественной организации «Центр содействия гражданским инициативам»? Перечислим только некоторые из них. По мнению М.А.Пискунова, во фразе «... в результате аварии на одном из реакторов НИИАРа начался повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131...» правомерно использовано слово «авария», исходя из общеупотребляемого значения, которое зафиксировано в толковых словарях. Тот факт, что значение слова «авария» в приведенной выше фразе тождественно словам «неисправность», «неполадки», подтверждается имеющимся в деле Заключением Государственного учреждения «Пензенская лаборатория судебной экспертизы» Министерства юстиции Российской Федерации. Эксперт кандидат филологических наук Геранина И.Н., проводившая судебно-лингвистическую экспертизу текста на основании определения судьи Арбитражного суда Пензенской области, в своем Заключении дает однозначный вывод: «Значение слова «авария» в используемом фрагменте публикации – «повреждение, выход из строя какого-либо механизма во время действия, работы». Оно используется как синоним слов «неисправность», «неполадки» и т.д. («повреждение», «выход из строя», «расстройство в работе»)».
А сам факт, что повышенный выброс в атмосферу радиоактивного йода-131 начался после возникновения неполадок и повреждений на реакторе, повреждается имеющими в деле документами. В частности, в письме начальника Димитровградской инспекции Госатомнадзора И.Ф.Поливанова [О происшествии] от 22.08.1997 года, адресованном начальнику Управления Центрального округа Госатомнадзора России, сообщается, что 25.07.97 г. в 2.35 была зарегистрирована негерметичность ТВС (тепловыделяющей сборки) и реактор остановили на перегрузку, а далее в этом же письме указывается, что 26.07.97 г. во время операции по сбросу давления произошла повторная во много раз превышающая первоначальную разгерметизация ТВС (тепловыделяющих сборок). Собственно, в Акте комиссии ГНЦ НИИАР «Расследования повышенных выбросов через венттрубу института с остановленного реактора МИР М1», истребованном М.А.Пискуновым через суд, также подтверждается, что непосредственной причиной события является «развитие разгерметизации штатной ТВС активной зоны при снижении давления в первом контуре».
Учитывая, что факт повышенного выброса в атмосферу радиоактивного йода-131, начавшегося после возникновения неполадок (повреждений) на реакторе, подтверждается имеющими в деле доказательствами, следовательно, сведения «в результате аварии» в оспариваемой фразе соответствуют действительности. Значит, в силу ст. 152 ГК РФ исковое требование ГНЦ НИИАР в отношении этого словосочетания, по мнению ответчиков, не подлежит удовлетворению.
Здесь уместно процитировать также выдержку из Заключения Кафедры ЮНЕСКО Института международного права и экономики им. А.С.Грибоедова, утвержденного на заседании названной Кафедры, заведующей которой является доктор юридических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ М.А.Федотов. Это Заключение было подготовлено при участии кандидатов юридических наук А.М.Голощапова и В.Н.Монахова в ответ на запрос нашего «Центра содействия гражданским инициативам» и приобщено к материалам дела. В названном документе на вопрос «Каково значение слова «авария» в исследуемом фрагменте публикации?» дано следующее заключение:
«Кафедра ЮНЕСКО считает, что по сложившимся обычаям делового оборота и правилам публикации в средствах массовой информации, издания, не являющиеся специализированными и рассчитанные на широкую аудиторию, употребляют такие термины, которые понятны широкому кругу читателей. В контексте данной газетной статьи применение термина «событие» было бы не совсем корректным для описания произошедшего, поскольку семантическое поле данного термина не включает распространенных в общественном сознании истолкований, ассоциирующихся с наличием какой-либо опасности… Более того, термин «событие», как правило, употребляется в положительном значении, например, «торжественное событие», «приятное событие», что никак не увязывается с выбросом радиоактивного йода в атмосферу. По мнению Кафедры ЮНЕСКО, термин «авария» наиболее полно и правильно отражает произошедшее явление, а также вызванные им последствия, поскольку связан с однозначным отражением чувств опасности в сознании широкой аудитории.
Кроме того, учитывая аналогию права, следует отметить, что в некоторых нормативно-правовых актах событие является синонимом аварии. Так, ст. 1 Конвенции о трансграничном воздействии промышленных аварий (Хельсинки, 17 марта 1992 г.) дает следующее определение промышленной аварии - «это событие, возникающее в результате неконтролируемых изменений в ходе любой деятельности, связанной с опасными веществами». Следовательно, использование термина «авария» в контексте рассматриваемой газетной статьи следует считать обоснованным, соответствующим сложившимся обычаям делового оборота и практики работы средств массовой информации».
У читателей может возникнуть такой вопрос: а почему же руководство атомного предприятия упорствует против применения термина «авария»? По нашему мнению, ларчик открывается просто: за аварии спрос особый. Так, в соответствии с частью 2 статьи 26 Федерального Закона «О радиационной безопасности населения» «в случае радиационной аварии граждане имеют право на возмещение вреда, причиненного их жизни и здоровью, и (или) на возмещение причиненных им убытков в соответствии с законодательством Российской Федерации». Вот почему руководству атомного предприятия, в данном случае НИИАРу, «аварию» выгоднее прикрывать, называя ее нейтральным словом «событие». Тем самым создается основа для ухода от ответственности.
Руководитель «Центра содействия гражданским инициативам» М.А.Пискунов считает, что будет очень полезно, если удастся жалоба в отношении правоприменения слова «авария» будет рассмотрена Европейским судом по правам человека, так как правовую позицию Европейского Суда, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения Конвенции о защите прав человека, должны непременно учитывать суды России и стран Совета Европы. Значит, такое постановление пойдет непременно на пользу защите прав человека и в нашей стране, и в странах Европы.

НЕМАЛАЯ ПОЛЬЗА В ИТОГЕ

Собственно, от судебного процесса уже достигнута немалая польза. Подводя итоги, перечислим лишь некоторые из достижений. Во-первых, в ходе судебного процесса нашей общественной организацией получен большой объем материалов, связанный с трехнедельным выбросом радиоактивного йода. Во-вторых, на основе анализа этих документов получено Заключение ЭНЦ РАМН, которое стало весьма важным для защиты здоровья населения в связи с радиоактивными выбросами. В-третьих, мы довольны тем, что генеральный директор НИИАР А.Ф.Грачев и начальник отдела радиационной безопасности НИИАРа В.Ю.Усольцев, упорно скрывавшие опасность трехнедельного выброса радиоактивного йода-131, к настоящему времени уволены из Димитровградского атомного центра. И, наконец, в четвертых, мы рады тому, что суд отказал НИИАРу в удовлетворение почти всех его исковых требований.
Главное же, по нашему мнению, в том, что руководство атомного центра получило от судебного процесса поучительный урок, а представители СМИ, НКО и граждане на этом примере узнали, каким образом можно эффективно и с пользой для дела защищать предусмотренные законом права даже в споре с могучим атомным монстром. Как показал данный судебный процесс, при этом требуются настойчивость и юридическая грамотность в действиях.

Пресс-служба Димитровградской общественной организации
«Центр содействия гражданским инициативам»


< Предыдущая статья Содержание Следующая статья >

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам