ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

N2(3) 1999 г.
Содержание
< Предыдущая статья | Следующая статья >

Слово редактора

ОБРАТНАЯ СТОРОНА
"ПЛУТОНИЕВОГО СЧАСТЬЯ"

Стало известно, что руководители Димитровградского НИИ атомных реакторов и Минатома России задумали осуществить под Димитровградом проект, представляющий большую опасность для населения и окружающей природной среды Ульяновской области. А в случае развития этого проекта и его распространения на большинство атомных электростанций России колоссальный ущерб может быть нанесен всей нашей стране, в том числе ее экономике.

Речь идет о высвобождаемом в ходе разоружения оружейном плутонии (сокращенно ОП), который руководство Минатома и НИИАРа намеревается применять в качестве компонента для реакторного уран-плутониевого топлива. К сведению читателей: его называют еще МОКС-топливом. Последнее название произошло от английского mixed-oxide (МОХ) fuel, что в переводе на русский означает смешанное оксидное топливо. Такое топливо получают путем смешивания оксида плутония с оксидом урана.

Вопрос об использовании оружейного плутония в российских реакторах особенно активно начал обсуждаться в последнее время. С одной стороны, этот материал, высвобождающийся из боеголовок, вроде бы обещает дать определенный эффект: при делении плутония-239 выделяется немалый объем тепла. Именно поэтому ОП выдается атомщиками как возможный источник энергии. Однако у этого "плутониевого счастья" есть и другие стороны, которые заинтересованными кругами атомщиков или замалчиваются, или открыто не обсуждаются.

На прошедших в последнее время пресс-конференциях и в опубликованных некоторыми средствами массовой информации интервью руководящие работники НИИАРа "воспевают" оружейный плутоний именно как отличный источник энергии. Например, в интервью центральной газете директор НИИАРа А.Ф.Грачев, сообщая о первой загрузке в реактор института БОР-60 оружейного плутония, заявляет следующее: "Выработанное на этой основе тепло равнозначно тому, что произвели бы на обычной ТЭЦ, спалив несколько железнодорожных составов с мазутом" ("Российская газета", 21 января 1999 г.). В интервью местной газете другой руководящий работник НИИАРа - зам. главного инженера атомного центра В.В.Калыгин говорит об оружейном плутонии еще восторженнее: "Это - наш второй "золотой запас" (газета "Местное время", 23 февраля 1999 г.)

Конечно, обвинять редакции в том, что они воспевают на страницах газеты сверхопасное радиоактивное вещество (напомню: оно предназначалось для начинки оружия массового уничтожения), не имеет смысла. В газетах печатается то, что говорят журналистам атомщики. А вот для того, чтобы изложить контр-доводы, у наших коллег, как показали встречи, не хватает информации. Откровенно говоря, ее у них пока почти нет. Тем более что некоторые ретивые атомщики настойчиво вбивают в головы такую мысль: мол, верьте только нам, специалистам атомной отрасли.

Увы, накопившиеся факты убеждают в ином: доверять ретивым атомщикам, стремящимся вовлечь Россию в новую авантюру, нельзя ни в коем случае. А опасные планы по использованию оружейного плутония в реакторах - есть очередная авантюра, в чем человечество разберется, если выживет. Ведь атомщики уже сами признают, что накопленного плутония достаточно для того, чтобы уничтожить все живое на Земле 5-6 раз даже без взрывов.

Исходя из сложившейся ситуации, наш "Центр содействия гражданским инициативам" решил провести просветительскую акцию под названием "Обратная сторона "плутониевого счастья". В ходе ее мы постараемся дать по актуальнейшей проблеме максимум достоверных объективных сведений, которые, как надеемся, будут полезными и для средств массовой информации, и для общественных объединений, и для всех наших читателей, включая атомщиков.

Готовя данный номер информационного бюллетеня "Гражданская инициатива", мы обратились с рядом вопросом по плутониевой проблеме к директору НИИАРа А.Ф.Грачеву. Это письмо было официально вручено на пресс-конференции. О том, почему возникли поставленные в письме вопросы, читатель узнает, читая публикации и комментарии. Сейчас же хочется отметить только один факт: ответы на наши вопросы еще не были получены редакцией бюллетеня, а копия уже лежала на столе редактора газеты "Димитровград-панорама". Пресс-службе НИИАРа хотелось поскорее придать огласке умиротворяющие ответы атомщиков. Огласить без всяких комментариев, оставив читателей в неведении. Ведь откуда в "Димитровград-панораме" знать, что стоит за тем или иным вопросом и насколько верен ответ. К счастью, редактор этой газеты задержал публикацию ответов до выхода нашего бюллетеня. А теперь у журналистов ДП, у всех наших читателей есть возможность познакомиться с плутониевой проблемой более обстоятельно, из конкретных сведений и фактов узнать, как руководители атомного центра вводят в заблуждение СМИ, НКО и население, выдавая оружейный плутония за благо для жителей региона, для всей России.Вопросы "Центра содействия гражданским инициативам" и ответы директора НИИАРа публикуются на 5-7 страницах. А в главной корреспонденции номера "Плутоний. В поисках выхода" (она размещена на страницах 8-11 и 16-17) нам хотелось сопоставить позиции руководителей НИИАРа и Минатома с точкой зрения на эту же проблему независимых от атомного ведомства специалистов, в том числе известных ученых России и мира.

Выдержки из материалов исследований, статей и других публикаций мы специально даем со ссылкой на конкретные источники с тем, чтобы желающие могли бы при желании получить еще больше сведений. А тем, кто особенно заинтересуется изложенными фактами, наш "Центр содействия гражданским инициативам" готов предоставить для ознакомления и более глубокого изучения сами первоисточники - подобного рода материалы пока достать нелегко.

Из опубликованных материалов, читатели узнают также о проблеме оружейного плутония от тех, кто испытал "плутониевое счастье" на себе. Среди них - А.Б.Болтачев, журналист из Северска (прежнее название этого города Томск-7). Он в числе первых откликнулся на наше предложение принять участие в намечаемой акции "Обратная сторона "плутониевого счастья" и прислал материал, публикуемый на 14-15 страницах.

Об опаснейших для здоровья людей свойствах плутония в материалах бюллетеня рассказывается подробно. Здесь же приведу только один красноречивый показатель, взятый из зарубежного источника (цитирую): "…один грамм оксида реакторного плутония соответствует годовому пределу поступления через органы дыхания для 40 миллионов человек" (Заключительный отчет по международной оценке МОКС. ВСЕСТОРОННЯЯ ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНЫХ АСПЕКТОВ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МОКС-ТОПЛИВА В ЛЕГКОВОДНЫХ РЕАКТОРАХ). Проще говоря, при попадании в атмосферу через трубу НИИАРа всего лишь грамма плутония, будут обеспечены дополнительные болезни и смерти тысячам и тысячам жителей нашего региона. А что будет в случае аварии и выброса в окружающую среду одного-двух килограммов плутония и представить страшно. Однако предвидеть такого рода ЧП мы должны уже сейчас, потому что опаснейшим свойством плутония является его способность к самовозгоранию при контакте с кислородом, что уже послужило причиной пожара и взрыва на одном из плутониевых производств. К необычным свойствам относится также способность металлического плутония к "испарению" при комнатной температуре. А ведь по признанию руководителей НИИАРа и Минатома в нынешнем году в димитровградский атомный центр предусматривается завезти и использовать не менее 50 килограммов оружейного плутония.

Население региона стараются успокоить тем, что в НИИАРе по оружейному плутонию будут вестись якобы только исследовательские работы. Но для жителей Димитровграда и Ульяновской области, наверное, безразлично в результате каких выбросов плутония они будут болеть и вымирать - выбросов при исследовательских работах или при промышленном производстве. Тем более что жители нашего региона уже знают, как мастерски под вывеской "исследовательские работы" атомщики скрывают и крупные производственные процессы. Например, в НИИАРе осуществляют закачку жидких радиоактивных отходов в водоносные пласты вот уже около 25 лет, закачено более двух миллионов кубометров, а полигон по-прежнему называется опытным. Над кем же ставится опыт, над населением?!

Для изготовления топливных сборок с применением плутония в НИИАРе тоже создано производство и сравнительно немалое. К тому же сборки из уран-плутониевого топлива используются в этом же атомном центре, на реакторе БОР-60. И оба объекта особо радиационноопасные, с высокой степенью риска, с существующими выбросами плутония в атмосферу, в окружающую среду. Нас убеждают, что выбросы эти небольшие, представители атомного центра приводят даже свои показатели. Именно "свои", потому что к контролю за производимыми через трубу выбросами независимые от Минатома органы, в том числе природоохранные, просто-напросто не допускаются.

Собственно, я уже давно перестал верить словам рьяных защитников атомной энергетики, так как, слушая их выступления, читая интервью с ними, мне не раз приходилось сталкиваться с фактами лжи и подтасовок. Не стали исключением из этих неписаных правил и пропагандистские действия, предпринимаемые атомщиками в защиту варианта использования плутония в качестве реакторного топлива. Приведу хотя бы такой многозначный факт. В информации для СМИ и населения региона руководители НИИАРа и Минатома свое "грязное дело" прикрывают такими терминами как "утилизация оружейного плутония", "сжигание оружейного плутония в реакторах". Причем все это подается как мировая сенсация. Например, в интервью директора НИИАРа А.Ф.Грачева, опубликованном в "Российской газете" 21 января 1999 года, есть такие слова: "Нам удалось найти режим стопроцентного сжигания плутония в быстрых реакторах. Это и есть ноу-хау…" В общем, заинтересованные атомщики пытаются уверить в том, что в НИИАРе создана какая-то необычная технология, позволяющая за одну загрузку сжигать плутоний полностью.

Увы, на самом деле это не так. Читателям я постараюсь пояснить как можно проще: плутония до появления атомной энергетики вообще не существовало на нашей планете. Он вырабатывается только в реакторах. Причем его в том или ином количестве производит любой тип реактора. А ректоры на быстрых нейтронах (об одном из них сказал в цитируемом выше интервью А.Ф.Грачев) опаснейшее радиоактивное вещество нарабатывают даже гораздо больше, чем сжигают. Таково свойство этих реакторов, которые называют еще и бридерами-размножителями. Об этом заявляю со всей ответственностью. Для чего же атомщиками развертывается пропагандистская кампания в пользу уран-плутониевого топлива? Да прежде всего для того, чтобы получать финансовую поддержку, в том числе из государственного бюджета России, а это значит за счет средств нас, налогоплательщиков.

Кстати, когда я положил перед Грачевым официальное письмо с вопросами, один из которых касался заявления директора атомного центра о якобы стопроцентном сжигании плутония в реакторе БОР, то Алексей Фролович первым делом попросил моего согласия на этот вопрос не отвечать. Пришлось прибегнуть к весомому аргументу: "Тогда отвечу я сам и покажу, что это неправда". Алексей Фролович, на минуту задумавшись, отпарировал: "А я этому Сенчеву (он брал интервью - прим. М.П.) такое совсем не говорил. Да мне и коллеги из разных мест звонят, спрашивают об этом же". "Значит, - говорю собеседнику, - давно бы надо дать в "Российскую газету" поправку, ведь в заблуждение введены сотни тысяч читателей".

К великому сожалению, в названной выше газете, в которой воспевалось "ноу-хау" НИИАРа по стопроцентному сжиганию плутония в реакторе, никакой поправки я до сих пор не видел. И такой факт не единичен. Пропагандиндируя заинтересованную позицию, выгодную только своему ведомству, тем самым продолжают вводить в заблуждение общество.

Еще раз подчеркиваю: лидерами атомщиков движет прежде всего финансовой интерес, и они умалчивают о том, что воздействия даже мизерных доз плутония смертельно опасны для любого живого существа. Вот почему представители общественных экологических организаций России, США, Англии и ряда других стран выступают против осуществления МОКС-программ. Общественность требует принять срочные меры по прекращению дальнейшей наработки плутония, его распространению, а в будущем - обеспечить полный отказ от использования плутония как одного из наиболее опасных веществ, известных человеку.

Что же касается путей утилизации плутония, то среди зарубежных специалистов преобладает такое мнение: оружейный плутоний надо вместе с высокоактивными отходами остекловывать и выводить таким образом из дальнейшего использования.

М.ПИСКУНОВ.


< Предыдущая статья Содержание Следующая статья >

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам