ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

N2(3) 1999 г.
Содержание
< Предыдущая статья | Следующая статья >

Слово коллег

МЫ ПОГИБАЕМ ОТ
"ПЛУТОНИЕВОГО СЧАСТЬЯ"

Одним из первых на призыв принять участие в готовящейся нами просветительской акции "Обратная сторона "плутониевого счастья" откликнулся А.Б.Болтачев из Северска. Он - журналист, бывший работник Сибирского химического комбината, того самого, который производит плутоний.

Письмо Александра Борисовича тронуло нас до глубины души. Да и других наших земляков оно, видимо, заставит задуматься. Читайте и размышляйте над тем, какое счастье нам готовят ретивые атомщики, развертывающие на базе Димитровградского атомного центра работы по использованию оружейного плутония в атомной энергетике.


Здравствуйте, Михаил!

Прочёл в "Ядерной безопасности" призыв включиться в акцию "Обратная сторона "плутониевого счастья" и не мог остаться равнодушным. Дело в том, что мне хорошо знакомо это "счастье". Даже сейчас, когда пишу эти строки, у меня болят все кости от "плутониевой радости" и сводит пальцы на руках. 12 лет я работал с плутонием на одном из заводов печально известного Сибирского химического комбината. Многих соратников, с кем ковал "ядерный щит", уж нет... Мне же довелось пройти не только через физические страдания. Став главным редактором городской газеты "Диалог" г.Северска (бывшего г.Томска-7), я публиковал материалы на экологические, антиядерные темы. Представляете: находясь в самом сердце ядерной промышленности, печатать антиядерные материалы?! Зам. мэра города по ГО и ЧС П.Е.Мельник говорил публично: "Эти статьи нельзя читать, не хватаясь за сердце". Так долго не могло продолжаться. И меня сняли. Сейчас я на пенсии. Мне 57 лет. Предлагаю Вам для опубликования материал. Может, нужно ещё что-то? Пишите.

А.Болтачев.


Россия погибает не только от радиации и потому нынче тема опасности радиации размазалась, стала не столь злободневной. Хотя сама опасность не миновала. Если же сконцентрировать внимание конкретно на Сибири, то надо хотя бы фрагментарно вспомнить эпоху расцвета ядерной энергетики.

После взрыва на Сибирском химическом комбинате в апреле 1993 года одна из статей в газете "Труд" была озаглавлена: "Сибирякам не привыкать". Там писалось о том, что пеплом от испытаний атомных бомб неоднократно посыпались Новосибирская, Томская, Тюменская области, Алтайский и Красноярский края и - вплоть до Тихого океана.

К сожалению, Сибирский химический комбинат внес немалый вклад в разрушение здоровья сибиряков. Нужен был взрыв в апреле 1993 года, чтобы определить: эта авария ничего существенного не добавила в общую картину загрязнённости региона радионуклидами. Специально поясняю: не добавила ничего существенного не потому, что кругом всё чисто, а по той простой причине, что нечего уже было добавлять к грязи предыдущих аварий. Получается: грязь + грязь = грязь. Именно к такому выводу пришли порядочные, неподкупленные учёные, проводившие исследования ландшафта и населения. По данным доцента Томского политехнического университета Л.П.Рихванова, значительная часть населения к Северу от Томска получила дозы, равные служащим Семипалатинского полигона. Но если пострадавшие от испытаний на Семипалатинском полигоне хоть что-то получают, то безвинно потерпевшие жители Томской области лишены всякой помощи. И в основном это благодаря атомным лоббистам, которые всяческими способами отрицают сам факт загрязнения.

Среди людей принято спасать тонущих, вытаскивать из огня горящих, протягивать руку помощи всем бедствующим. Здесь же верховодит сатанинская позиция заинтересованных атомщиков, умышленно закрывающих свои и чужие глаза на проблему.

Известно, что Сибирь - край охотников и рыбаков. Особенно это касается коренного населения. Судите сами. На зубах аборигенов, живущих на берегах Томи и Оби, обнаруживается стронций. У жителей посёлка Самусь, по словам того же Рихванова, в лёгких обнаружен плутоний. Только он не сказал одну существенную деталь - у БЫВШИХ жителей. Ибо нет такой методики анализа, которая позволяла бы обнаружить плутоний в лёгких живых людей. Для анализа нужны целиком лёгкие с последующей обработкой (сжиганием).Все это - результат употребления в пищу заражённой радионуклидами рыбы и мяса диких животных. А в случае с заражением лёгких - естественно, вдыхание газообразных отходов гиганта атомной промышленности.

К слову сказать, медицина не только бессильна помочь людям, с чем я конкретно не единожды сталкивался, но и холопствует перед атомщиками: попробуйте взять у них данные, скажем, о смертности населения в связи с ядерным производством - всё и навсегда засекречено!

У нас официально один раз зарегистрировано заболевание более 30-ти человек, заразившихся радиоактивной лосятиной. Один раз за всё время существования Томска-7. А сколько людей болели и болеют по этой причине по окружающим городам и весям? Это одному только Богу известно. Ведь лоси мигрируют на сотни километров. А об утках и говорить не приходится - они перелетают на тысячи километров. Посидевшие на отстойниках Сибирского химического комбината, чьей-то добычей они становятся?!

Не избежала прямого контакта с последствиями радиоактивного заражения через животных и моя семья. В начале семидесятых годов мой сын, которому тогда было еще около 12 лет, нашёл на охоте череп животного (предположительно лисицы). Лишь много лет спустя я обнаружил, что он радиоактивен: его гамма-активность составляет 997 микрорентген в час. А недавно вздумалось мне проверить его на бета-активность, и сдал я череп в городской комитет по экологии. Проверили. Но точный результат не смогли сказать: не хватило шкалы на приборах. Сейчас у моей внучки церебральный паралич. Кто мне скажет - не результат ли это пагубного влияния того черепа? Ведь он не менее 15 лет хранился над письменным столом, на полке! Или это - результат моей 12 -летней работы на Сибирском химическом комбинате?

Да и вообще вымирает семья. Мой брат, ветеран труда Сибирского химического, умер от рака горла. Кстати, никогда не забуду, как он, мужчина, однажды плакал, глядя на обнажённые кости рук - кожа вместе с мясом отваливалась.

Умер племянник - сын того брата, 37-ми лет. Он работал на заводе разделения изотопов, на вентиляции. Врачи лечили его от сердечных заболеваний, оказалось, умер от астмы.

Умерла сестра 46 лет. Работала в столовой при реакторном заводе.

Но всё это - частное, семейное. Хотя, конечно, далеко не одна наша семья вымирает. Да и чему удивляться, если всего лишь миллионная доля грамма плутония, попадая в легкие, убивает человека. Вот оно, "плутониевое счастье"…

А.БОЛТАЧЕВ,
журналист.


< Предыдущая статья Содержание Следующая статья >

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам