ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

РАДИОАКТИВНЫЕ ОТХОДЫ:
РЕШЕНИЕ СУДА ОТКРЫВАЕТ ДОРОГУ

ДИМИТРОВГРАД (Ульяновская область). 28 октября в Димитровградском городском суде завершился судебный процесс, связанный с ввозом жидких радиоактивных веществ на территорию Ульяновской области для захоронения. Их доставили в Научно-исследовательский институт атомных реакторов (сокращенно – НИИАР) из Всероссийского научно-исследовательского института биологической защиты растений (сокращенно – ВНИИБЗР) города Краснодара в качестве вышедших из употребления источников ионизирующего излучения. Эти опасные радиоактивные вещества атомный центр намеревается захоронить на своем полигоне под видом эксперимента. Причем, закачка их в недра должна произойти примерно в двух-трех километрах от водозаборных скважин, откуда забирается и подается питьевая вода для жителей западной части города Димитровграда с населением около 50 тысяч человек.

Пресечь нарушение прав граждан на благоприятную окружающую среду и на защиту её от негативного воздействия опасной хозяйственной деятельности решили председатель совета Димитровградского «Центра содействия гражданским инициативам» Михаил Пискунов, выступивший в качестве истца, и поддержавший его иск Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор. А ответчиками стали – ВНИИБЗР, НИИАР и общественная организация под названием «Димитровградский научный центр академии технологических наук РФ» (сокращенно – ДНЦ АТН РФ), явившаяся посредником и исполнителем части работ. Кстати, в последней состоят некоторые руководящие работники НИИАР, оказавшиеся напрямую причастными к ввозу в атомный центр «чужих» радиоактивных веществ для захоронения.

Судебный процесс по данному делу начался еще в июле, но после трех дней заседаний был объявлен длительный перерыв. Он возник в связи с необходимостью получения дополнительных материалов из Краснодара, откуда был завезен опасный радиоактивный «подарок». Кроме того, судом была назначена судебно-техническая экспертиза, которую поручалось провести работникам Волжского межрегионального территориального округа Госатомнадзора России. Требовалось определить, соответствуют ли условиям выданных лицензий те договоры, которые заключали между собой ответчики, фигурирующие в рассматриваемом деле.

В октябре, после окончания длительного перерыва, судебные заседания продолжались еще пять дней. Представители НИИАР и ДНЦ АТН РФ по-прежнему настаивали, что выполненные по линии атомного центра и общественной организации работы соответствуют выданным лицензий и что радиоактивные вещества из Краснодара якобы законно были ввезены в качестве источников ионизирующего излучения, а не отходов. Ответчики также стали ссылаться на устраивающий их ответ руководителя Волжского округа Госатомнадзора, полученный судом вместо ожидаемого экспертного заключения.

В свою очередь и истец, и участвовавший в судебном процессе заместитель Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора Олег Петров обращали внимание на многие факты, доказывающие не выполнение ответчиками условий лицензий, в том числе и тех, что выданы Госатомнадзором. И это тесно увязывалось с нарушениями прав населения на благоприятную окружающую среду и радиационную безопасность. Неприглядная картина вырисовывалась и при условии, если ввезенные в НИИАР для захоронения радиоактивные вещества рассматривать в качестве источников ионизирующего излучения, и в другом случае, если краснодарский «подарок» считать радиоактивными отходами.

Доказательств тому в ходе судебного разбирательства становилось все больше. А на одном из заседаний Олег Петров, выполняя свое обещание, официально передал судье дополнение к первоначальному заявлению Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора объемом аж на десяти страницах.

В ходе судебного следствия подтвердилось, что все радиоактивные отходы и вышедшие из употребления источники ионизирующего излучения ВНИИБЗР должен был отправить для захоронения в спецкомбинат «Радон» Ростовской области. Но о накопившихся в Краснодаре отходах стало известно руководителю НИИАР Алексею Грачеву. Именно по его указанию была создана и направлена во ВНИИБЗР группа из числа работников атомного центра, а деньги от сделки потом осели в основном в общественной организации ДНЦ АТН РФ, в которой Грачев и некоторые должностные лица НИИАРа являются её членами.

По мнению заместителя Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора Олега Петрова, многие из заявленных ранее требований в ходе судебного следствия нашли подтверждение и обстоятельства были доказаны бесспорно. В частности, получило подтверждение то обстоятельство, что общественная организация ДНЦ АТН РФ не имела никаких юридически правомочных документов на нахождение в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении объектов ВНИИБЗР, в том числе радиоактивных веществ, значит, вела там работы в нарушение условий своей лицензии. В свою очередь работники НИИАРа выполняли работы по обращению с радиоактивными веществами ВНИИБЗР на территории Краснодарского края тоже незаконно, так как атомный центр не имеет лицензии на право обращения с радиоактивными веществами в этом регионе и с конкретными их растворами восьми наименований, содержавшихся в 147 ампулах. Тем более что согласно письму центра санэпиднадзора по Краснодарскому краю все они на период заключения договоров числились в качестве радиоактивных отходов.

Предъявленные суду документы свидетельствуют, что поступившие из Краснодара жидкие радиоактивные вещества в НИИАРе были учтены с ошибками. Работники атомного центра приняли груз для перевозки, не убедившись в соответствии наличия и содержимого опасных ампул сопроводительным документам, что, кстати, создает предпосылки для возможных хищений и злоупотреблений. Да и сама перевозка их Краснодара в Димитровград осуществлялась с серьезными нарушениями действующего законодательства, о чем свидетельствуют рассмотренные в суде маршруты согласований с органами ГИБДД Волгоградской, Самарской, Ростовской, Ульяновской областей и Краснодарского края, по территориям которых проследовал автотранспорт с опасным грузом. Как ни странно, но грузоотправителем в них значится НИИАР, хотя реально груз отправлял ВНИИБЗР. К тому же в некоторых документах согласования грузополучателем выступает третье лицо, что опять-таки противоречит требуемым условиям. А справка ГИБДД Самарской области гласит, что предъявленное ответчиком в суд согласование маршрута вообще не распространяется на перевозку радиоактивных веществ из Краснодара.

Особое внимание в ходе судебного разбирательства истец и поддерживающий его иск заместитель Ульяновского природоохранного прокурора уделили незаконным действиям по ряду выполненных НИИАРом работ, в том числе по обращению с ввезенными из Краснодара радиоактивными веществами на территории атомного центра. В частности, речь шла о незаконном смешивании содержимого ампул в один технический раствор, а также о попытке закачать его в недра Ульяновской области в рамках так называемой программы эксперимента.

Кстати, прежде представители НИИАР заявляли будто бы все 147 источников ионизирующих излучений в ампулах были завезены в атомный центр только для разработки технологии отверждения радиоактивных отходов. Фактически же, как выяснилось в суде, для этих целей в НИИАРе их даже не применяли. Оказалось, что готовил программу так называемого эксперимента Александр Улюшкин, являвшийся одновременно руководителем работ по договору с ВНИИБЗР. А сама программа эксперимента была утверждена директором НИИАР Алексеем Грачевым еще за две недели до транспортирования опасных радиоактивных веществ из Краснодара в Димитровград. Это напрямую подтверждает, что цель ввоза была одна – захоронение их в недра Ульяновской области и получение денег от сделки.

Чрезвычайно важно и такое обстоятельство: имеющаяся у НИИАРа лицензия на право пользования недрами разрешает захоронение лишь жидких радиоактивных отходов средней и низкой активности. Однако в данном случае атомный центр намеревается закачать в недра не отходы, а так называемый раствор смеси аж из девяти радионуклидов. Закачку предусматривается осуществить якобы для проведения научно-исследовательских работ, но опять-таки для их проведения у НИИАРа нет ни соответствующей лицензии, не выполнена и требуемая законом государственная экологическая экспертиза.

Более того, в лицензии на пользование недрами центром санэпиднадзора по Ульяновской области поставлено непременное условие: на полигоне НИИАРа производить захоронение только отходов, которые образуются непосредственно на этом предприятии. Однако завезенные в Димитровград из Краснодара опасные вещества никак нельзя назвать радиоактивными отходами собственного производства НИИАР. И это важнейшее обстоятельство является еще одним серьезным препоном для захоронения их на полигоне НИИ атомных реакторов. Не случайно еще перед началом судебного процесса Комитет природных ресурсов по Ульяновской области, проведя внеплановую проверку недропользовательской деятельности НИИАРа, выдал атомному центру предписание и акт. Этими документами Комитет запретил производить закачку в скважины полигона источников ионизирующего излучения, поступивших из ВНИИБЗР города Краснодара. Одновременно было поставлено условие, что захоронение допускается только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы, при согласовании с центром санэпиднадзора по Ульяновской области и при наличии разовой лицензии. Собственно, эти требования Комитета природных ресурсов, выдавшего НИИАРу лицензию на право пользование недрами, вполне закономерны и оправданы.

Тем не менее решение Димитровградского городского суда под председательством судьи Лилии Володиной, вынесенное 28 октября по результатам рассмотрения данного гражданского дела, перечеркнуло надежды жителей региона на восстановление нарушенных прав населения Ульяновской области. В удовлетворении иска Михаила Пискунова и заявленных Ульяновским межрайонным природоохранным прокурором требований по признанию незаконными ряда действий должностных лиц НИИАРа и ДНЦ АТН РФ, а также по запрещению закачки в недра Ульяновской области завезенных из ВНИИБЗР жидких радиоактивных веществ и по вывозу их за пределы Ульяновской области отказано.

И теперь, - говорит истец Михаил Пискунов, - если это решение суда вступит в законную силу, то оно откроет дорогу для ввоза и захоронения на территории Ульяновской области радиоактивных отходов, в том числе вышедших из употребления источников ионизирующего излучения, из разных регионов России. А такого дерьма по стране уже скопилось столько, что девать некуда. Между прочим, мировая тенденция давно направлена на захоронение радиоактивных отходов только в отвержденном виде. У нас же оказалось наоборот.

По рассмотренному делу суд пока огласил только резолютивную часть решения. После того, как оно будет получено в полном объеме, истец и защищающий его интересы и интересы неопределенного круга лиц жителей области Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор намерены обжаловать и опротестовать принятое судом решение в кассационном порядке, а при необходимости дойти вплоть до Верховного суда.

Димитровградская общественная организация
«Центр содействия гражданским инициативам»
csgi@vinf.ru

Ульяновское региональное отделение партии "Яблоко"

Источник: http://www.simbirsk.yabloko.ru/ecology/csgi_sud2.htm

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам