ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

И НИИАР туда же!
Димитровградский институт атомных реакторов того и гляди уйдет в частные руки

Последним и незыблемым оплотом социализма в Димитровграде оставался, пожалуй, только НИИАР. Все крупные и средние промышленные и строительные организации давно акционировались, поделились, некоторые, путем юридических уловок, и вообще уплыли в частные руки. Институт же сохранял статус государственного научного центра - святая святых, альма-матер современной ядерной науки. Но, видно, пришел черед дележа и этого лакомого кусочка. В последнее время в городе всерьез заговорили об акционировании научного центра и продаже, а может, и передаче на определенных условиях ряда нестратегических, но весьма привлекательных в коммерческом отношении, объектов. Среди отчуждаемой собственности фигурируют Научно-культурный центр имени Славского, загородный лагерь "Факел", гостиницы и профилакторий института, а также ТЭЦ НИИАРа, снабжающая сегодня теплом и горячей водой всю западную часть города. Среди фигур, раскатавших губы на всю эту прелесть, называется в первую очередь директор института - доктор наук Алексей Грачев. Доводы злопыхателей весьма убедительны - как это, быть у воды и не напиться. Руководить акционированием такой собственности и не ухватить себе, своим детям, да и внукам тоже, кусок...

Есть и еще один аспект: институт - ядерный, особо охраняемый объект, от нормального функционирования которого зависит жизнедеятельность не только Димитровграда, но и прилегающих к нему районов и областей. За разъяснениями ситуации "СК" обратился в НИИАР, а именно, к генеральному директору Грачеву.

- Алексей Фролович, кто инициирует реорганизацию НИИАРа?

- Вы прекрасно понимаете, что такие решения могут приниматься только на правительственном уровне. Недавно вышел Закон о федеральных государственных унитарных предприятиях (ФГУПах), который ставит нас в тяжелое положение. В частности, по линии Миннауки нам дали разъяснение, что до конца 2003 года ни одного ФГУПа в системе государственных научных центров не будет. Что предлагается взамен? Две формы собственности: казенное предприятие или акционерное общество. Казенное - это, как я считаю, должно быть на сто процентов обеспечено государственным заказом. К нам это не относится. Мы не патронный завод, к примеру, который полностью поставляет свою продукцию на вооружение армии России и работает по смете. У нас все по-другому. Сегодня доля госзаказа в институте составляет меньше восьми процентов. Остальные девяносто два - мы находим самостоятельно. Значит, остается акционерное общество. Здесь тоже несколько вариантов. Ведь можно акционироваться и со стопроцентным государственным капиталом, как мы и планируем, тем более не забывайте, что НИИАР - ядерное, радиационно-опасное предприятие. Однако любое АО, даже с одним акционером - государством, существует по законам частного предприятия. И здесь мы попадаем в некую ловушку.

На нас свалятся такие налоги, что вся наша хозяйственная деятельность сведется к нулю. Можно будет вешать замок на институт и распускать несколько тысяч сотрудников.

- И что в данной ситуации вы собираетесь делать?

- Существует ассоциация государственных научных центров, куда входит пятьдесят восемь стратегически важных для страны институтов. Сейчас совместно мы предпринимаем некоторые шаги. Готовятся поправки к закону о ФГУПах, о науке, об использовании атомной энергии. Смысл поправок в следующем - несмотря ни на что, у страны должны остаться научные центры, которые обеспечивают и стратегическую, и технологическую, и военную безопасность. И таким центрам должен быть оставлен тот статус, который существует сейчас. Все эти предложения мы направили в Госдуму, может, в конце сентября их рассмотрят и поддержат депутаты. Но Министерство науки совершенно четко нам ответило, что даже если поправки в Госдуме пройдут, то в России останется максимум пятнадцать государственных центров. Отсюда вторая наша задача - попасть в этот список.

- Шансы есть?

- Из существующих сегодня пятидесяти восьми институтов только три, включая, естественно, нас, являются периферийными, остальные - Москва и Санкт-Петербург. Учитывая этот субъективный фактор, наш шанс вылететь из обоймы весьма высокий. Объективно же могу сказать: мы боремся, мне обещали поддержку на всех уровнях власти.

- Вы вполне доступно объяснили, что при любом раскладе сам ядерный объект останется в руках государства, а что будет с имуществом, которое не связано с основной деятельностью института - НКЦ имени Славского, детским оздоровительным лагерем, яхт-клубом на реке Черемшан и многим другим?

- Опять же, недавно вышел ряд постановлений правительства, по которым, исходя из того, что государство наше нищее, все, что не связано с основной деятельностью института, должно в обязательном порядке перейти из собственности ГНЦ в любую другую: субъекта федерации, муниципальную или частную. Нам указывают, что такого добра у нас много. И здесь завязалась полемика. Мне говорят, отказывайтесь от ТЭЦ, это объект второстепенный. Мы отвечаем, что ТЭЦ - это один из автономных источников электропитания нашего института в режиме непредвиденных событий, в частности, войны. Тогда, не унимаются они, отказывайтесь от загородного оздоровительного лагеря. Мы аргументируем так: "Факел" - это не база отдыха, это загородный пункт управления институтом на случай чрезвычайных ситуаций. Допустим, произошло радиационное загрязнение. Люди эвакуированы. Обслуживать институт придется вахтовым методом - для этих целей и должен будет использоваться лагерь, который, кстати сказать, оснащен всеми системами жизнедеятельности и связи. Было бы, наверное, глупо, если бы в ожидании времени "Ч" он пустовал, поэтому летом там отдыхают городские ребятишки. Та же ситуация с яхт-клубом, сейчас именуемым центром досуга, который является пунктом мониторинга охраны окружающей среды. НКЦ имени Славского нам необходим для проведения конференций и научных семинаров. Но в Москве придерживаются другого мнения.

- Алексей Фролович, а каким образом вышеназванные объекты будут передаваться? В городе не смолкают разговоры, что вы не упустите возможность прибрать их к своим рукам.

- Некоторым людям кажется, что я в этом кресле весь день сижу и думаю только, что бы такого урвать лично себе. Понимаете, чтобы хоть что-то отдать или продать, необходимо получить на это разрешение Министерства по атомной энергии и Минимущества. По собственной инициативе институт может инициировать передачу имущества лишь в другую федеральную структуру. В частности, НИИАРовскую библиотеку мы передаем Димитровградскому институту технологии, управления и дизайна. Договоренность об этом уже достигнута.

- И что, вот так вот все и раздадите? Не жалко?

- Жалко, конечно. В идеале хотелось бы все это оставить. Пусть и в акционированном виде, но под патронажем института. Поэтому сейчас нашим юристам и экономистам дано задание просчитать все возможные варианты развития событий.

- А нет ли в ваших словах доли лукавства, может, лично вам будет выгоднее встать во главе столь богатых акционерных обществ?

- Да уж какое здесь лукавство. Поймите, научный институт - это не коммерческое предприятие. Несомненно, наука сейчас сильно коммерциализована, но она не может быть сверхприбыльной по сути. Оборот денег у нас слишком длинный, результаты внедрения научных разработок по некоторым проблемам требуют десятилетий. Никто не будет делать столь долговременных вложений. В общем, ходишь по этим московским кабинетам со своими проблемами и прекрасно понимаешь: никому они не интересны. И жалко становится, что не директор я патронного завода. Явился бы туда с автоматом и ведром своей продукции, да пустил бы пару очередей, чтобы их развеселить. Быть может, тогда они задумаются о ядерном центре на ульяновской земле.

Беседовала Алла Евграфова.
Газета "Симбирский курьер", 26 июня 2003 года

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам