ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

Дополнение Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора к заявлению в Димитровградский городской суд от 24 октября 2002 г.

  Судье Димитровградского горсуда
Володиной Л.А.

Участвующим в деле сторонам:

1.Пискунову Михаилу Андреевичу;
2.ГНЦ РФ НИИАР;
3.ВНИИБЗР;
4.ДНЦ АТН РФ.

Дополнение
от 24.10.02 к заявлению от 26.06.02 г. № 2-17пр-2002.

26.06.02 г. Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор в интересах гр. Пискунова М.А. и неопределённого круга жителей Ульяновской области обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий должностных лиц ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР по ввозу на территорию Ульяновской области 147 ампул с жидкими радиоактивными веществами ВНИИБЗР г. Краснодара и захоронению их на опытно-промышленном полигоне НИИАРа; восстановлении нарушенных прав населения, применив последствия недействительности ничтожной сделки между ДНЦ АТН РФ, ВНИИБЗР, ГНЦ РФ НИИАР; восстановив положение, существовавшее до нарушения прав граждан, запретив закачку 147 ампул ЖРВ в недра Ульяновской области.

Предметом заявления являются 147 ампул с жидкими радиоактивными веществами (ЖРВ) общей активностью 210737,14 МБк, которые поступили из ВНИИБЗР г. Краснодара в ГНЦ РФ НИИАР по договорам №518 от 06.10.2000 г. и № 518/КА-01/661 от 28.12.2000г. Предмет заявления не меняется.

Закреплённые в законодательстве права граждан на радиационную безопасность согласно ст. 4 ФЗ РФ "О безопасности" обеспечиваются проведением единой государственной политики в области её обеспечения, реализацией системы мер организационного, правового и иного характера, адекватных угрозам жизненно важных интересов личности, общества, государства. К предусмотренным законом мерам обеспечения экологической безопасности граждан относятся: согласно ст. 18 ФЗ РФ "О радиационной безопасности населения" лицензирование в области обращения с радиоактивными веществами; согласно ст. ст. 6, 10-1, 11 ФЗ РФ "О недрах" лицензирование пользование недрами, в том числе для захоронения вредных веществ.

Статья 26 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии" гласит, что лицензией является документ, подтверждающий право на осуществление определённого вида деятельности в области обращения с радиоактивными веществами при условии обеспечения радиационной безопасности. В лицензии должны быть указаны её владелец, требования и условия, необходимые для обеспечения безопасности при ведении работ.

Таким образом, нарушение оговорённых в лицензии условий является с точки зрения закона нарушением прав граждан на радиационную безопасность и нарушает экологические права граждан на благоприятную среду обитания.

Исходя из сказанного, основанием заявления указано нарушение ответчиками требований действующего законодательства, обязывающего природопользователей соблюдать нормативные правовые акты и условия лицензий в области использования атомной энергии и пользования недрами. Основание заявления дополняются следующими доводами незаконности действий должностных лиц ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР.

1. Пункт 6 договора №518 в качестве неотъемлемой составляющей части договора признаёт техническое задание, в котором соисполнителем по договору называется ГНЦ РФ НИИАР. Заключать договор №518 от 06.10.2000г. общественная организация ДНЦ АТН РФ с ВНИИБЗР не имела права по следующим основаниям:

1а) Неотъемлемые составные части договора (п. 6 договора) предусматривают по нему: определение радиационно-химических параметров, инвентаризацию ИИИ и ЖРО, подготовку ИИИ к транспортным операциям и вывоз всех ИИИ из ВНИИБЗР (п. 1-2 Календарного плана; п. 2.3.2 Технического задания).

У ДНЦ имеется лицензия №ВО-09-501-0142 от 19.10.98г. на право использования радиоактивных веществ при проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ и лицензия № ВО-03-206-0143 от 19.10.98г. на право эксплуатации радиационного источника: комплексов, в которых содержатся радиоактивные вещества.

Пункт 2.1.1 в условиях к лицензиям ДНЦ №ВО-09-501-0142 и № ВО-09-501-0143 гласит, что её действие применяется только в отношении тех радиоактивных веществ (РВ) и только тех радиационно-опасных объектов, по каждому из которых оформлен юридически правомочный документ, подтверждающий их нахождение у ДНЦ в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении. В отношении находящихся у ВНИИБЗР радиационно-опасных объектов и радиоактивных веществ ДНЦ не имел никаких юридически правомочных документов на нахождение их в своей собственности, полном хозяйственном ведении или в оперативном управлении, так как согласно требованиям ст. ст. 298-299, 224 ГК РФ, п.п. 13-15 "Инструкции по бухгалтерскому учёту в бюджетных учреждениях" от 10.07.2000г., п. 28 "Методических указаний по бухгалтерскому учёту основных средств" как Государственное научное учреждение ВНИИБЗР своё имущество с бухучёта и баланса не снимал, таких документов руководитель и гл. бухгалтер не подписывали, акта передачи указанного имущества ДНЦ не составлялось, кроме того и на свой баланс указанное имущество ДНЦ не принималось.

По этой причине действие лицензии этой общественной организации не распространяется на объекты ВНИИБЗР, в т.ч. РВ. Договор №518 не предоставляет общественной организации ДНЦ права оперативного управления имуществом Государственного научного учреждения ВНИИБЗР, которое согласно ст. 298 ГК РФ самостоятельно не вправе распоряжается закреплённым за ним государственным имуществом и поскольку имущество реально по акту общественной организации не передавалось.

Согласно п. 5.1.5.1 условий лицензий ДНЦ при получении в оперативное управление РВ и радиационно-опасных объектов он обязан был утвердить их на балансе и представить в Госатомнадзор документы, подтверждающие права оперативного управления на них, чего сделано не было. В договоре нет даже наименований конкретных РВ и радиационно-опасных объектов, в связи с чем и нет оснований считать нахождение их в оперативном управлении у ДНЦ.

1б) Пункт 1.4 условий к лицензиям ДНЦ гласит, что "лицензиат не имеет права передавать свои полномочия на осуществление разрешённого лицензией вида деятельности другим лицам".

Договора №518 и №518/КА предусматривают выполнение по ним работ в области обращения с радиоактивными веществами и на радиационно-опасных объектах ВНИИБЗР.

Как пояснили ответчики в судебном заседании, ГНЦ РФ НИИАР не имеет лицензии на право обращения с РВ на территории Краснодарского края, поэтому обращение с РВ во ВНИИБЗР осуществлялось на основании лицензий ДНЦ.

Представитель ДНЦ в суде пояснил, что работы по договорам выполнялись не членами или работниками ДНЦ, а по договорам подряда работниками НИИАРа.

Пункт 4 утверждённого Постановлением Правительства РФ № 865 от 14.07.97г. "Положения о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии" гласит, что "лицензия не подлежит передаче другому лицу, её действие не распространяется на других лиц, осуществляющих деятельность, совместно с лицензиатом, в том числе по договору о сотрудничестве".

К таким запрещённым договорам о сотрудничестве относятся и заключённые ДНЦ с исполнителями договора подряда.

По договору №518 проведена инвентаризация находящихся во ВНИИБЗР РВ с определением их удельной активности, что подтверждается ведомостью инвентаризации от 03.11.2000г.

В объяснении от 06.04.01г., подтверждённом в судебном заседании начальник лаборатории КОРО НИИАРа Улюшкин А.М. отмечает, что в октябре 2000г. по приказу главного инженера НИИАРа во ВНИИБЗР направлено 8 работников института, которые за 10 дней провели полную физическую инвентаризацию всех РВ, включая РАО, обследовали все радиационные объекты. На основании проведённых работ составили пояснительную записку и инвентаризационную ведомость, которые он передал директору ВНИИБЗР.

Проведение инвентаризации РВ работниками ГНЦ РФ НИИАР подтверждается актом физической инвентаризации, утверждённым заместителем главного инженера НИИАРа Гремячкиным и заверенным подписями членов комиссии, в состав которой входили работники НИИАРа, но не члены общественной организации ДНЦ АТН РФ. Об этом же свидетельствует состав представителей от НИИАРа, указанный в протоколе совещания при директоре ВНИИБЗР от 23.02.01г.

Работники НИИАРа выполнили вышеперечисленные работы по обращению с РВ ВНИИБЗР на территории Краснодарского края незаконно, так как НИИАР не имеет лицензии на право обращения с РВ на территории Краснодарского края и с конкретными растворами РВ 8 видов в 147 ампулах.

Передача лицензий ДНЦ другим юридическим лицам, по условиям лицензий и согласно действующему законодательству не допускается. Заключение руководством ДНЦ АТН РФ договора подряда с работниками НИИАРа только подтверждает факт незаконной передачи ДНЦ прав по лицензиям иным лицам.

Согласно ст. 34 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии" для осуществления деятельности в области обращения с РВ "эксплуатирующая организация должна обладать полномочиями, финансовыми, материальными и иными ресурсами, достаточными для осуществления своих функций". Иные лица, выполнившие по договору подряда работу не являются членами общественной организации и не состоят с ней в трудовых отношениях. Действие лицензий на право обращения с РВ, выданных ДНЦ, как юридическому лицу, не может распространяться на физических лиц по договору подряда.

1в) На момент заключения и выполнения в г. Краснодаре работ по договору № 518 все 147 ампул с жидкими радиоактивными веществами ВНИИБЗР имели статус жидких радиоактивных отходов. Их статус в качестве ЖРО определён документом "Об отнесении ИИИ и РВ к радиоактивным отходам", утверждённым директором ВНИИБЗР от 22.12.97г., согласованным с органами госсанэпиднадзора и госатомнадзора. Данный документ соответствует требованиям ст. 3 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии", предоставляющей право отнесения радиоактивных веществ к РО или ИИИ эксплуатирующей их организации.

Письмо Центра госсанэпиднадзора по Краснодарскому краю от 26.12.2000г. № 08-3-395 и заключение ЦГСЭН от 25.07.02г. № 08-3-453 подтверждают, что все РВ ВНИИБЗР, в т.ч. жидкие, переведены в разряд радиоактивных отходов.

Ссылки ответчиков на отсутствие у ВНИИБЗР радиоактивных отходов (РАО) несостоятельны и по той причине, что сами ответчики в неотъемлемых частях договора (п. 2.2.1, 2.3.2, 5 Техзадания, п. 1,3-4 Календарного Плана) предусматривают выполнение работ с ЖРО ВНИИБЗР.

У ВНИИБЗР отсутствует лицензия на право обращения с РАО (п. 8 письма ВНИИБЗР от 17.09.02г. № 423/01), именно по этой причине он не вправе заключать договор №518, предусматривающий обращение с РАО. ДНЦ не вправе заключать такой договор и проводить по нему работы с РАО, так как п. 4.3 условий лицензий запрещает ему заключать договора с другими юридическими лицами, не имеющими лицензий на право обращения с РАО.

Несоблюдение после принятия решения о переводе ИИИ в разряд РАО установленного законодательством порядка учёта и обращения с РАО во ВНИИБЗР не свидетельствует о том, что РАО являются ИИИ, а указывает на нарушение эксплуатирующей организацией порядка учета и обращения с РАО.

Доводы ответчиков, что ИИИ становятся РАО только после составления акта о списании ИИИ (приложение 8 к ОСПОРБ-99) опровергаются письмом заместителя начальника Госатомнадзора от 08.10.02г. № 7-38/925 в котором разъясняется, что указанный акт оформляется только при сдаче РАО на захоронение. ВНИИБЗР РАО на захоронение на сдавал и составлять такой акт необходимости и законных оснований не имелось.

Пункт 3.5.19 ОСПОРБ-99 обязывает эксплуатирующую организацию своевременно списывать ИИИ, не пригодные для дальнейшего использования и сдавать их на захоронение, что и обуславливает правомерность перевода ИИИ в разряд РАО ВНИИБЗР.

1г) Договор №518 в п. 2 Календарного плана предусматривает вывоз из ВНИИБЗР всех ИИИ, которые согласно п. 2.3.1 техзадания к договору №518/КА должны поступить в НИИАР.

Справка центра госсанэпиднадзора по Краснодарскому краю от 25.07.02г. №08-3-453 свидетельствует, что постановлением Главы администрации Краснодарского Края №144 от 01.03.2000г. РАО ВНИИБЗР подлежали передаче на захоронение в Ростовский спецкомбинат "Радон", но не в НИИАР.

Тем самым договор незаконен и в нарушение требований ст. 298 ГК РФ противоречит принятому органом государственной власти субъекта РФ решению о судьбе имущества, закреплённого за государственным предприятием.

2. В рамках выполнения договора №518 ДНЦ АНТ РФ заключил с ГНЦ РФ НИИАР договор №518/КА-01/661 от 28.12.2000г. на создание научно-технической продукции по которому НИИАР обязывался транспортировать ИИИ из ВНИИБЗР, определить активность, радионуклидный состав и массу жидких ИИИ.

Осуществив по договорам №518 и №518/КА без лицензии деятельность по обращению с ЖРО иных предприятий ГНЦ РФ НИИАР и ДНЦ АТН РФ нарушили требования ст. 26 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии", п. 5.4.2 ОСПОРБ-99, п. 4 утверждённого постановлением Правительства РФ №865 от 14.07.97. "Положения о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии".

6 ампул цезия-134 приказом директора ВНИИБЗР №14-П от 23.02.02г. в разряд ИИИ не переведены, остальные ампулы с ЖРВ в разряд ИИИ переведены незаконно, т.к. в нарушение пунктов 3.6.1, 3.6.7 ОСПОРБ-99 вопрос о продлении срока эксплуатации ИИИ предоставлено право решать комиссии с участием органов государственного надзора за радиационной безопасностью; основанием для принятия решения должно служить заключение комиссии с указанием возможности, условий и сроков дальнейшего использования ИИИ, а не единоличное решение директора института на основании акта инвентаризации без определения дальнейшего использования радиоактивных веществ.

Необходимость применения названных пунктов ОСПОРБ обуславливается названием главы, относящейся ко всем без исключения видам источников и подтверждается письмом заместителя начальника Госатомнадзора от 08.10.02г. №7-38/925, в котором указывается на необходимость руководствоваться требованиями п. 3.6.7 при решении вопроса о продлении срока эксплуатации источника излучения.

Из заявленных и поступивших в НИИАР ЖРВ часть из них имеет истёкшие ещё в 1990 г. срок годности и срок сохранности раствора, о чём свидетельствует паспорт РОЦ-134-13-1 комплект раствора радионуклида цезий-134, числящийся в бланках инвентаризации под №103. Поскольку срок эксплуатации источников в установленном порядке не продлён, обращение с ними НИИАРом осуществлялось с нарушением законодательства.

Статья 35 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии" гласит, что эксплуатационная организация обеспечивает использование радиационного источника и пункта хранения только для тех целей, для которых они предназначены.

Паспорт на комплект раствора радионуклида цезий-134 гласит, что он предназначен "для градуировки радиометрической аппаратуры" и указывает на истёкший срок годности и сохранности раствора. Тем самым при использовании такого источника он не мог попасть в окружающую среду и является закрытым, однако срок его эксплуатации не продлён, и НИИАР незаконно использует его не для тех целей, для которых он предназначен.

3. Далее приводятся доводы о незаконности действия должностных лиц НИИАРа и ДНЦ, если рассматривать радиоактивные вещества, являющиеся предметом заявления, в качестве ИИИ, на что ссылается ответчик. В этом случае ответчиками нарушены следующие требования законодательства и лицензий:

3а) Транспортирование РВ в ампулах из ВНИИБЗР в г. Димитровград работниками НИИАРа осуществлялось с нарушениями законодательства, а именно:

За-1) В нарушение требований п. п. 2.4, 2.6.6 "Правил перевозки опасных грузов автомобильным транспортом", утверждённых Приказом Минтранса РФ от 08.08.95г. перевозка РВ осуществлялась без заключения договора перевозки, по несогласованн4ому маршруту, с нарушением установленных органами ГИБДД условий.

Предъявленные НИИАРом в суд маршруты согласований с органами ГИБДД Волгоградской, Ульяновской, Самарской, Ростовской областей и Краснодарскому краю не предоставляют ему право перевозки опасного груза по маршруту г. Краснодар-39 - . Димитровград. Грузоотправителем в согласованных маршрутах выступает НИИАР, хотя реально груз отправил ВНИИБЗР; грузополучателем в согласованных маршрутах по ряду областей выступает третье лицо, что противоречит условиям, согласованными органами ГИБДД.

Справка ГИБДД Самарской области от 26.09.02г. гласит, что предъявленное ответчиком согласование маршрута перевозки от 25.10.2000г. не распространяется на перевозку РВ по маршруту г. Краснодар-39 - г. Димитровград.

Перевозимым грузом в представленных ответчиком в суде согласованных ГИБДД разных областей маршрутах указаны не совпадающие номера РВ по списку ООН, хотя груз был один и тот же.

3а-2) НИИАР перевозку РВ ВНИИБЗР осуществлял на основании пунктов 2.1, 2.3 условий лицензии ЦО-06-205-0025 от 30.12.97г., предоставляющих право транспортировать радиоизотопную продукцию, указанную в приложении 1 к лицензии по маршрутам, согласованным с Госавтоинспекцией МВД РФ. Действовавшая на момент перевозки в феврале-марте 2001 г. вторая редакция приложения №1 к этой лицензии не предусматривает использование НИИАРом ввезённых растворов РВ ВНИИБЗР: цезия-137, цезия-134, стронция-90, кобальта-60, церия-144, рутения-106, цинка-65, марганца-54.

Таким образом, НИИАР транспортировав 147 ампул с жидкими РВ нарушил требования пунктов 2.3, 2.1 лицензии ЦО-06-205-0025, перевёз РВ, не предусмотренные лицензией на соответствующий вид деятельности и по маршруту, не согласованному с органами ГИБДД.

Кстати, внесённые по заявке НИИАРа от 15.03.01г., т.е. после перемещения ИИИ из Краснодара в Ульяновскую область, изменения в приложение №1 вышеназванной лицензии уже стали предусматривать обращение НИИАРа с растворами ряда ввезённых ИИИ, но и теперь не всех, что были ввезены из ВНИИБЗР до этих изменений.

3в). Для получения РВ НИИАР составил заказ-заявку от 15.02.01г. на 147 ИИИ (обладающих оговорённой в заявке активностью), согласованную с ЦГСЭН, в которой основанием для получения ИИИ указан договор №518/КА. На момент подписания заказ-заявки обозначенные в ней ИИИ во ВНИИБЗР имели статус ЖРО, обращаться к которыми на территории Краснодарского края НИИАР не имеет права.

Кроме того, вопреки согласованной ЦГСЭН заказу-заявке НИИАР ввёз несколько ампул цинка-65 и марганца-54, не имеющих активности на момент проведения их инвентаризации (позиции 103, 106-107 и др. в ведомости инвентаризации от 03.11.2000г.) и не являющихся ИИИ и не отвечающих заявленным НИИАРом условиям к активности необходимых ему ИИИ. Ведь согласно ст. 3 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии", ОСПОРБ-99, к ИИИ относятся изделия, в которых содержатся радиоактивные вещества в концентрациях, превышающих безопасные значения.

3г) Поступившие в НИИАР из ВНИИБЗР радиоактивные вещества стали храниться в помещении 132 здания 134 КОРО, которое не отвечает санитарным требованиям, предъявляемым к хранилищам ИИИ и ЖРО, чем нарушен п. 3.4.4 ОСПОРБ-99. Факт правонарушения подтверждён справкой центра госсанэпиднадзора №172а/93 от 23.07.02г.

3д) Поступившие ЖРВ НИИАРом учтены с ошибками. НИИАРом оприходовано по акту приёмки от 16.03.01г. 147 ИИИ общим объёмом 166,71 мл, тогда как реально поступило 172,6 мл.

Справка ВНИИБЗР №423/01 от 17.09.02г. свидетельствует, что ошибка обусловлена неправильными записями в сопроводительной накладной без номера от 26.02.01г., накладной №58 от 27.02.01г., в которых ЖРВ не соответствуют указанным в инвентаризационной ведомости сведениям по объёму (заниженному), по удельной активности, количеству радиоактивных веществ.

Тем самым при приёмке к перевозке, при постановке на учёт РВ НИИАРом нарушены требования п.п. 3.5.5, 3.5.8 ОСПОРБ-99, обязывающие обеспечить достоверный учёт поступивших РВ.

Работники НИИАРа приняли для перевозки опасные вещества не убедившись в соответствии их наличия сопроводительным документам, что создаёт предпосылки для возможных аварийных ситуаций, хищений и злоупотреблений.

3е). Согласно акта №32-06/182 от 10.06.02г. все 147 ампул с РВ во исполнение утверждённой 16.02.01г. директором НИИАРа "Программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища ЖРО 4 водоносного комплекса" смешены в емкости В-82 здания 138 КОРО и находятся в виде раствора смеси радионуклидов. Пункт 4.1.2 "Программы…" предусматривает закачку раствора в недра Ульяновской области.

Тем самым будут нарушены требования ст. ст. 6, 11 ФЗ РФ "О недрах" согласно которой пользование недрами для научных целей допускается только на основании отдельной лицензии. Запланированная программой эксперимента закачка в недра Ульяновской области РВ и подготовительные действия по её выполнению без лицензии на данный вид деятельности незаконны.

Имеющаяся у НИИАРа лицензия серии УЛН №01819 предоставляет институту право пользования недрами только для захоронения в недра жидких радиоактивных отходов, образующихся от разрешённой своей деятельности. Приложение №14 к лицензии, составляющее её неотъемлемую часть запрещает НИИАРу пользоваться недрами для закачки ЖРО иных организаций, так как установленное в Приложении условие диктует: "производить захоронение только тех отходов, которые образуются непосредственно на предприятии ГНЦ НИИАР".

3е-1). "Программа…" предусматривает закачку в недра только цезия-137 и стронция -90, тогда как для её исполнения смешаны и подготовлены к закачке в недра ещё 6 наименований радиоактивных веществ, не предусмотренных программой и не требуемых для проведения научного эксперимента, в частности: кобальт-60, рутений-106, цинк-65, церий-144, марганец-54, цезий-134.

Таким образом, поскольку для проведения "Программы эксперимента…" не требуются вышеназванные радиоактивные вещества, то 23 ампулы 6 наименований РВ, не имеющие отношения к эксперименту, планируется закачать в недра Ульяновской области незаконно.

3е-2). Кроме того, часть этих РВ утратила срок годности, часть утратила радиоактивность, часть не отвечает заявленным НИИАРом требованиям по активности необходимых ему ИИИ, часть смешанных в однородный раствор ИИИ не требуются для проведения эксперимента его программой, в связи с чем эти РВ для проведения эксперимента не пригодны.

По указанным причинам закачка в недра данных веществ недопустима.

3ж). Закачка в недра 147 ампул с РВ будет являться нарушением ст. 12 ФЗ РФ "Об экологической экспертизе", которая предусматривает, что принятие любого хозяйственного решения, осуществление которого способно оказать влияние на окружающую среду, возможно только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы, которая в данном случае не проводилась. Данный вывод подтверждается предписанием Комитета природных ресурсов от 4.07.02г. №21 которым НИИАРу запрещена закачка в недра полученных из ВНИИБЗР РВ до получения положительного заключения государственной экологической экспертизы.

3з). Сливая ампулы с РВ с один технический раствор, НИИАР физически уничтожил 147 отдельных ИИИ в ампулах, которые отвечали определённым техническим условиям для ИИИ. Образованный раствор не отвечает техническим условиям, в связи с чем 147 ампул с РВ в качестве ИИИ перестали существовать.

Смешение 147 ампул с РВ является их переработкой. Пункт 3.11.9 ОСПОРБ-99 гласит, что в случае изменения конструкции ИИИ следует получить новое санитарно-эпидемиологическое заключение, которое отсутствует. При этом нарушены и требования п. 3 ст. 27 ФЗ РФ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения".

Пункт 3.4.15 ОСПОРБ-99 не допускает выполнение операций с ИИИ, не предусмотренных инструкциями по эксплуатации и радиационной безопасности. Вопреки этим требованиям работы по смешиванию ИИИ проведены в здании №138, где такие работы с открытыми ИИИ санитарно-эпидемиологическим заключением и лицензией Госатомнадзора от 30.12.97г. №ЦО-06-205-0025 и иными лицензиями не допускаются.

Лицензия ГН-03-304-0663 от 11.09.01г. в условиях её действия не предоставляют НИИАРу право использовать здание 138 и предусмотренное программой эксперимента здание 190 для обращения с открытыми ИИИ, допуская в них только действия по подготовке ЖРО, но не ИИИ для подземного захоронения.

3и). Пункт 2.1 лицензии ЦО-09-205-0026 от 30.12.97г. предоставляет право проведения научно-исследовательских работ с радиоактивными веществами только в целях разработки и совершенствования технологий производства ИИИ в зданиях, указанных в приложении №1.

Данная лицензия не предоставляет НИИАРу право проведения научно-исследовательских работ с радиоактивными веществами в целях изучения миграционного поведения радионуклидов в недрах.

Также лицензия предоставляет право НИИАРу проведение НИР в здании 120, но не в зданиях 138 и 190.

3к). Лицензия ЦО-06-205-0025 предоставляет НИИАРу право обращения с РВ при производстве, использовании, переработке, хранении и транспортировании радиоактивных веществ при условии соблюдения требований пункта 2.1. Он гласит, что предприятию разрешается обращение с РВ с характеристиками, в количествах и в зданиях, указанных в приложении №1 к лицензии.

3к-1). На момент заключения договора №518/КА и ввоза 147 ампул с РВ вторая редакция приложения № 1 к лицензии не предоставляла НИИАРу право проведения доземетрических и химических исследований всех ввезённых ампул растворов радиоактивных веществ и не допускала с ними обращения.

Таким образом, все ввезённые растворы РВ в количестве 147 ампул перевезены, приняты на хранение, хранились и смешены незаконно, при отсутствии лицензии на данный вид деятельности с конкретно ввезёнными РВ.

НИИАР незаконно слил и хранит открытые ИИИ в запрещённом для этого месте, чем нарушает ст. 48 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии".

3л). НИИАР ввёз несколько ампул цинка-65 и марганца-54, не имеющих активности на момент проведения их инвентаризации (позиции 103, 106-107 в ведомости инвентаризации от 03.11.2000г.) и не являющихся ИИИ, а являющимися производственными отходами. Растворены они в техническом растворе, как отмечено в акте №32-06/182 от 10.06.02г., во исполнение "Программы эксперимента…", хотя их участие в эксперименте не предусмотрено.

Практически, несколько ввезённых из ВНИИБЗР в НИИАР ампул цинка-65 и марганца-54, не имевших активности на момент их инвентаризации в Краснодаре, не могут использоваться НИИАРом в научных целях, так как не обладают активностью и относятся к отходам производства. А ввоз отходов производства на территорию Ульяновской области с целью их захоронения запрещён п. 1 ст. 4 Закона Ульяновской области "Об обращении с отходами производства и потребления в Ульяновской области", требования которого НИИАР нарушил.

3м). Лицензия №ЦО-0-205-0026 от 30.12.97г. пунктом 2.1 предоставляя право НИИАРу использования РВ при проведении научно-исследовательских работ ставит три условия: а) использовать РВ только при проведении не любых научно-исследовательских работ, а только НИР по разработке технологий производства ИИИ; б) в зданиях, указанных в приложении к лицензии, т.е. только в здании 120, но не в зданиях 138, 190; в) использование не всех РВ, а только указанных в приложении №1 к лицензии Госатомнадзора №ЦО-06-205-0025 и в которой не предусмотрено право обращения с конкретно ввезёнными растворами РВ, в связи с чем и проводить НИР с такими РВ по условиям лицензий НИИАР не вправе.


Согласно преамбуле и ст. 1 ФЗ РФ "Об экологической экспертизе" конституционные права граждан на благоприятную окружающую среду обеспечиваются посредством проведения государственной экологической экспертизы намечаемой к реализации хозяйственной или иной деятельности, что не было выполнено.

Закачку РВ и отходов НИИАР планирует провести вблизи подземного питьевого водозабора №3, откуда подаётся питьевая вода для населения западной части города Димитровграда, где проживает около 50 тысяч человек, в том числе Пискунов М.А. В зоне санитарной охраны № пояса водозабора попадает санитарно-защитная зона 2 пояса опытно-промышленного полигона подземного захоронения ЖРО.

Пункт 5.7.1 "Санитарных правил и технических условий эксплуатации и консервации глубоких хранилищ жидких радиоактивных и химических отходов предприятий ядерного топливного цикла" СП и ТУ ЭКХ-93 разъясняет, что второй пояс санитарно-защитной зоны глубоких хранилищ ЖРО должен включать площадь прогнозного распространения отходов в поглощающих горизонтах за период эксплуатации и последующей консервации хранилища. Пункт 5.6.7 запрещает устройство групповых водозаборов на площади второго пояса санитарно-защитной зоны полигонов подземного захоронения ЖРО.

Тогда как пункт ст. 144 Водного Кодекса РФ запрещает сброс сточных вод в зоны санитарной охраны водозаборов. Пункт 3.7 СП 2.1.5.1059-01 "Гигиенические требования к охране подземных вод от загрязнения" не допускает захоронение отходов, размещение объектов, являющихся источниками химического, радиационного загрязнения в области питания и разгрузки подземных вод, используемых в питьевых целях.

СанПиН 2.1.4.1110-02 "Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения": пунктом 2.2.2.1 разъясняет, что область питания водозабора входит в зоны санитарной охраны подземного источника; во вторых и третьих поясах ЗСО подземных источников питьевого водоснабжения населения пунктом 3.2.2.3 запрещает закачку отработанных вод в подземные горизонты и пунктом 3.2.24 запрещает размещение объектов, обуславливающих опасность химического загрязнения подземных вод, когда используются недостаточно защищённые подземные воды.

Статья 51 ФЗ РФ "Об охране окружающей среды" от 10.01.02г. запрещает сброс отходов производства и потребления, в том числе радиоактивных отходов, в недра и запрещает захоронение радиоактивных отходов на водосборных площадях подземных водных объектов, используемых в качестве источников водоснабжения.

Вышеперечисленные нарушения должностных лиц ДНЦ и НИИАРа, вследствие которых в Ульяновскую область транспортированы, ввезены, хранились, смешены и готовятся к закачке в недра высокоактивные радиоактивные вещества, создают угрозу радиоактивной аварии, радиационного загрязнения природных объектов и используемой для питьевых нужд воды, нарушают законные права граждан, которые обеспечиваются посредством государственного контроля за выполнением эксплуатирующими организациями требований законодательства.

Незаконные действия должностных лиц ДНЦ АКТ РФ и ГНЦ РФ НИИАР по обращению с вышеназванными 147 ампулированными ЖРВ нарушают права граждан на радиационную безопасность и благоприятную среду обитания, так как ведут к увеличению уже повышенной в районе атомного центра радиационной нагрузки. Данные незаконные действия являются нарушением основных принципов радиационной безопасности - принципа оптимизации, под которым понимается поддержание на возможно низком и достижимом уровне с учётом экономических и социальных факторов доз облучения населения; принципа обоснования - под которым понимается запрещение всех вмдов деятельности по использованию ИИИ, при которых полезная для общества польза не превышает риск возможного вреда, причинённого дополнительным облучением ( ст. 3 ФЗ РФ "О радиационной безопасности населения").

Незаконные действия должностных лиц ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР по: заключению договора №518 от 06.10.2000г.; проведению по нему работ по измерению активности, инвентаризации РВ и подготовке их к транспортным операциям; транспортированию 147 ампулированных жидких радиоактивных веществ из ВНИИБЗР в ГНЦ РФ НИИАР; хранению их в здании №134 КОРО ГНЦ РФ НИИАРа; смешиванию их в один технический раствор в здании 138 КОРО ГНЦ РФ НИИАРа; попытке закачать в недра Ульяновской области поступившие из ВНИИБЗР жидкие радиоактивные вещества на опытно-промышленном полигоне в рамках "Программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища ЖРО 4 водоносного комплекса" нарушают гарантированные законодательством права граждан, в том числе Пискунова М.А.:

  • закреплённое ст. 42 Конституции РФ право граждан на благоприятную окружающую среду;
  • предусмотренные ст. 11 ФЗ РФ "Об охране окружающей среды" права граждан на благоприятную окружающую среду, на защиту её от негативного воздействия, вызванного хозяйственной и иной деятельностью;
  • право на благоприятную среду обитания, факторы которой не оказывают вредного воздействия на человека, закреплённые в статье 8 ФЗ РФ "О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения";
  • право граждан на радиационную безопасность, закреплённую в норме ст. 22 ФЗ РФ "О радиационной безопасности населения", которое обеспечивается за счёт проведения комплекса мероприятий по предотвращению радиационного воздействия на организм человека ионизирующего излучения, выполнения гражданами и организациями, осуществляющими деятельность с использованием источников ионизирующего излучения, требований к обеспечению радиационной безопасности.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 34 ГПК РСФСР

прошу:

1. Признать незаконными действия должностных лиц ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР по: заключению договора №518 от 06.10.2000г.; проведению по нему работ по измерению активности, инвентаризации РВ и подготовке их к транспортным операциям; транспортированию 147 ампулированных жидких радиоактивных веществ из ВНИИБЗР в ГНЦ РФ НИИАР; хранению их в здании №134 КОРО ГНЦ РФ НИИАРа; смешиванию их в один технический раствор в здании 138 КОРО ГНЦ РФ НИИАРа; попытке закачать в недра Ульяновской области поступившие из ВНИИБЗР жидкие радиоактивные вещества на опытно-промышленном полигоне в рамках "Программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища ЖРО 4 водоносного комплекса".

2. Восстановить нарушенные права населения Ульяновской области, при этом запретить закачку в недра Ульяновской области завезённых из ВНИИБЗР жидких радиоактивных веществ и обязать ГНЦ РФ НИИАР вывезти указанные РВ за пределы Ульяновской области.


Ульяновский межрайонный природоохранный прокурор
старший советник юстиции
В. А. Бесараб

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам