ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

В судебную коллегию
по гражданским делам
Ульяновского областного суда

Кассационный протест от 8 ноября 2002 года на решение Димитровградского горсуда

28 октября 2002 г. решением Димитровградского городского суда под председательством судьи Володиной Л.А. отказано в удовлетворении заявления Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора в интересах Пискунова М.А. и неопределённого круга жителей Ульяновской области о признании незаконными действий должностных лиц местной общественной организации ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР по заключению договора N518 от 06.10.2000г., проведению по нему работ по измерению активности, инвентаризации радиоактивных веществ и подготовке их к транспортным операциям, транспортированию 147 ампулированных жидких радиоактивных веществ из ВНИИБЗР в ГНЦ РФ НИИАР, хранению их в здании N 134 КОРО ГНЦ РФ НИИАР, смешиванию их в один технический раствор, по попытке закачать в недра Ульяновской области поступившие из ВНИИБЗР жидкие радиоактивные вещества в рамках "Программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища жидких радиоактивных отходов 4 водоносного комплекса" и восстановлению нарушенных прав граждан путём применения последствий недействительности ничтожной сделки, запрещении закачки ЖРВ в недра и понуждении к вывозу их за пределы Ульяновской области.

Решение горсуда является незаконным и подлежит отмене по следующим основаниям.


1. Суд неправильно истолковал закон.

Отказ в удовлетворении заявленных требований суд обосновал ссылкой на п. 3.2.7 Протокола N570 ГКЗ, находящегося в материалах лицензии УЛН N01819 на право пользования ГНЦ РФ НИИАР недрами для захоронения жидких радиоактивных отходов. Суд в решении пришёл к выводу, что поскольку данный пункт протокола обязывает НИИАР проводить работы по научно-техническому обоснованию определения безопасных объёмов ЖРО для их закачки в недра, то НИИАР имеет право пользования недрами в научно-исследовательских целях.

Горсуд допустил ошибку в том, что обязанность проведения научно-технических работ совсем не означает право пользования недрами в научно-исследовательских целях.

Согласно ст. 11 ФЗ РФ "О недрах" право пользования недрами приобретается на основании лицензии в которой указывается разрешённая цель (т.е. разрешённый вид деятельности) и условия пользования недрами; "пользователи недр должны иметь разрешения (лицензии) на осуществление соответствующих видов деятельности" (ст. 9).

Пункт 1 ст. 6 данного закона к отдельным видам пользования недрами относит пользование недрами для геологического изучения, научно-исследовательских работ. В пункте 4 этой статьи указан такой отдельный вид пользования недрами как пользование недрами для эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добычей полезных ископаемых (к которому относится предоставление недр для захоронения ЖРО: п. 7 ст. 10-1 ФЗ РФ "О недрах", п/п "б" п. 1.2 "Методических указаний по лицензированию пользования недрами для целей, не связанных с добычей полезных ископаемых").

Поскольку у НИИАРа нет лицензии на такой вид деятельности как пользование недрами в научно-исследовательских целях, то проводить закачку в недра раствора радионуклидных источников (л.д. 158 т.1) в рамках "Программы эксперимента…" он не вправе.

У НИИАРа имеется лицензия на право пользования недрами только для захоронения ЖРО, выданная Комитетом природных ресурсов по Ульяновской области и инспектор которого в акте N2 от 2.4.07.02г. в заключении отметил, что закачка в недра ЖРВ ВНИИБЗР может производиться лишь на основании "разовой лицензии".


2. Выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела; также суд неправильно определил юридически значимые обстоятельства.

а) Согласно лицензии УЛН N01819 (л.д. 23-35 т. 2) на право пользования недрами для захоронения ЖРО (приложение N14, подписанное главным государственным санитарным врачом по Ульяновской области Меркуловым ) ГНЦ НИИАР поставлено условие: "производить захоронение только тех отходов, которые образуются непосредственно на предприятии ГНЦ НИИАР".

Таким образом по лицензии НИИАР вправе закачивать в недра только отходы, а не источники ионизирующего излучения или их растворы и только те ЖРО, которые образуются непосредственно в НИИАРе, но не во ВНИИБЗР.

Суд указал в решении, что спорные 147 ампул с ЖРВ ВНИИБЗР являются открытыми источниками ионизирующего излучения. Поэтому закачка в недра данных ИИИ или их раствора является нарушением условий лицензии на право пользования недрами для захоронения ЖРО, но не ИИИ.

б) Для выяснения всех вышеназванных вопросов в заявлении от 26.06.02г. N2-17пр-2002 прокурор просил вызвать в качестве свидетелей в судебное заседание гл. госсанврача по Ульяновской области Меркулова А.В. и руководителя ГУ по Ульяновской области Кравцова С.И. В судебное заседание от 24-26.07.02г. данные свидетели судом вызывались и по неизвестной причине не явились, однако в судебное заседание от 22-28.10.02г. эти свидетели судом не вызывались, и в нарушение требований ст. 160 ГПК РСФСР вопрос о возможности рассмотрения дела в отсутствие именно этих неявившихся свидетелей судом не рассматривался, определение по данному поводу не выносилось. Хотя выводы суда о возможности закачки в недра Ульяновской области ЖРВ ВНИИБЗР г. Краснодара противоречат условиям лицензии на право пользование недрами, акту проверки и предписанию контролирующего органа. Суд не мотивировал почему он проигнорировал предписание контролирующего органа и условия лицензии на право пользования недрами.


3. Суд не применил подлежащего применению закона.

Согласно преамбуле и ст. 1 ФЗ РФ "Об экологической экспертизе" конституционные права граждан на благоприятную окружающую среду обеспечиваются посредством проведения государственной экологической экспертизы намечаемой к реализации хозяйственной или иной деятельности, что не было выполнено.

Предписание Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды МПР России по Ульяновской области N21 от 4.07.02г. свидетельствует, что ГНЦ РФ НИИАР запрещена производить закачку в недра поступившие из ВНИИБЗР 147 ампул с ЖРВ до согласования данного вопроса с Центром госсанэпиднадзора по Ульяновской области и получения положительного заключения государственной экологической экспертизы. Поскольку госэкоэкспертиза не проводилась, тем самым нарушены конституционные права населения области в т.ч. истца Пискунова М.А.


4. Выводы суда, указанные в решении не соответствуют обстоятельствам дела.

ГНЦ РФ НИИАР не имел права проводить работы по обращению с РВ ВНИИБЗР, так как у него отсутствуют лицензии на соответствующий вид деятельности в области обращения с РВ в г. Краснодаре и работы по выполнению договора N518 проводились на основании лицензий общественной организации ДНЦ (л.д. 28 т. 1; об. л.д. 91 т. 3).

Однако общественная организация ДНЦ также не вправе была заключать договор N518 с ВНИИБЗР, предусматривающий обращение с опасными радиоактивными веществами по следующим основаниям.

Согласно ст. 34 ФЗ РФ "Об использовании атомной энергии" для осуществления деятельности в области обращения с РВ "эксплуатирующая организация должна обладать полномочиями, финансовыми, материальными и иными ресурсами, достаточными для осуществления своих функций".

Поскольку общественная организация ДНЦ не имеет на балансе необходимых помещений, оборудования и иных ресурсов для обращения с радиоактивными веществами, в лицензиях ДНЦ АТН РФ N ВО-03-206-0143 от 19.10.98г. на право эксплуатации радиационного источника; N ВО-09-501-0142 от 19.10.98г. на право использования радиоактивных веществ при проведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ Госатомнадзор предусмотрел аналогичный пункт 2.1.1 о том, что лицензируемая деятельность применяется только в отношении тех радиоактивных веществ "в отношении каждого из которых оформлен юридически правомочный документ, подтверждающий его нахождение у лицензиата в собственности, полном хозяйственном ведении или оперативном управлении".

В отношении находящихся у ВНИИБЗР спорных радиоактивных веществ общественная организация ДНЦ не имела никаких юридически правомочных документов на нахождение их в своём оперативном управлении, так как Государственное научное учреждение ВНИИБЗР своё имущество с бухучёта и баланса не снимало, акта передачи указанного имущества ДНЦ не составлялось, кроме того и на свой баланс указанное имущество ДНЦ не принималось. При этом важно и такое обстоятельство: в договоре N518 и приказе ВНИИБЗР N 43-п от 31.10.02г. конкретно не названо ни одно из 8 спорных наименований радиоактивных веществ со 147 ампулами. По этой причине действие лицензий общественной организации ДНЦ не распространяется на спорные 147 ампул с ЖРВ.


5. Недоказанность обстоятельств, имеющие значение для дела, которые суд в решении посчитал установленными.

Представитель ДНЦ Ермолович в судебных заседаниях 24-26.07.02г., 23.10.02г. последовательно пояснял, что работы по договорам выполнялись не членами или работниками ДНЦ, а по договорам подряда работниками НИИАРа (л.д. 138-140 т. 2, л.д. 112-112 т. 3).

Передача прав по лицензиям ДНЦ другим лицам, по условиям лицензий (п. 1.4 лицензий) и согласно действующему законодательству (п. 4 "Положения о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии") не допускается. Заключение руководством ДНЦ АТН РФ договора подряда с работниками НИИАРа только подтверждает факт незаконной передачи ДНЦ прав по лицензиям иным лицам.

Вывод суда о том, что выполнявшие договор N518 работники НИИАРа находились в трудовых отношениях с общественной организацией ДНЦ противоречит большинству материалов дела. Так как приказа о приеме на работу не было, должностные инструкции не разрабатывались, на конкретную должность лица не принимались, заявлений и приёме на работу не писали и т.д. Вопреки требованиям суда представитель ДНЦ договора в суд не представил (л.д. 114 т.3). В допросе по этим обстоятельствам непосредственных исполнителей договоров суд отказал.

В связи с чем противоречия в деле по поводу того заключался договор подряда или трудовой договор с работниками НИИАРа для выполнения договора N518 остались неустранёнными.


6. К числу недоказанных обстоятельств, имеющих значение для дела, которые суд посчитал установленными, относится заключение Волжского Межрегионального Территоиального Округа Госатомнадзора. Сославшись на него суд посчитал, что проведённые реально по договору N518 работы на нарушают условий лицензии Госатомнадзора на право обращения с радиоактивными веществами.

Однако заключение ВМТО является недопустимым доказательством, так как оно вероятностное и противоречит условиям самих лицензий на право обращения с РВ.

Суд 28.10.02г. для решения вышеназванных вопросов вынес определение о назначении судебно-технической экспертизы, в связи с чем производство по делу приостанавливалось.

В ответ на данное определение суда Волжский межрегиональный территориальный округ Госатомнадзора 4.09.02г. представил письмо, которое не является заключением экспертизы, так как отсутствуют сведения о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Заключение ВМТО от 04.09.02г. вероятностное так как, в нём оговорено, что заключение о законности или незаконности перевода ЖРО в ИИИ дать не представляется возможным (л.д. 181 том 3). Поскольку невыяснен вопрос о статусе спорных РВ то и категорическое заключение о соответствии договора N518 условиям лицензий Госатомнадзора ВМТО сделать не мог. В пункте 2.1 ответа Госатомнадзор сослался на то, что работы во ВНИИБЗР ДНЦ проводил по лицензии N ВО-03-206-0143 которая разрешает право проведения работ с закрытыми ИИИ, тогда как реально проводились работы и поступили в Димитровград по утверждению ответчиков открытые источники. Поскольку никаких документов о согласовании маршрута перевозки спорных РВ с органами ГИБДД ВМТО не располагала, то и вывод об отсутствии нарушений при перевозке является предположительным (л.д. 182 т. 3) и противоречащим категорическому заключению ГИБДД о том, что маршрут перевозки спорных РВ не согласован (л.д. 8 т.3).


7. Суд посчитал установленными обстоятельства, имеющие значение для дела, которые фактически недоказаны.

Суд признал установленным факт смешивания 147 ампул с ЖРВ ВНИИБЗР в здании 189, сославшись на справку ГНЦ РФ НИИАР (л.д. 83 т. 3), оговорив, что доказательств обратного суду не представлены.

Однако свидетель Улюшкин в судебном заседании пояснил, что он лично смешивал ЖРВ в здании 138 (л.д. 93-94 т.3).

Данным противоречиям суд оценки не дал, сославшись на несоответствующий действительности факт отсутствия доказательств смешивания спорного раствора в здании N138.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 305-308 ГПК РСФСР, -


прошу:

Отменить решение Димитровградского городского суда от 28.10.02г. по заявлению Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора от 26.06.02г. N2-17пр-2002 и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Участвующий в деле в качестве прокурора
заместитель Ульяновского межрайонного
природоохранного прокурора
Петров О.Г.

Поддерживаю кассационный протест прокурора Истец:
Пискунов М.А.

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам