ЦЕНТР СОДЕЙСТВИЯ ГРАЖДАНСКИМ ИНИЦИАТИВАМ
Поиск по сайту:   
English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам

Уважаемые посетители сайта!

Мы не имеем права вносить поправки в определение судебной коллегии по гражданским делам Ульяновского областного суда от 3 декабря 2002 года и именно поэтому вынуждены поместить этот документ на сайте с сохранением всех орфографических ошибок, допущенных в оригинале.

"Центр содействия гражданским инициативам"

Судья Володина Л.И.

Дело N 33-2252-2002 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

3 декабря 2002 года г. Ульяновск

Судебная коллегия по гражданским делам Ульяновского областного суда в составе

Председательствующего Тураевой Л. П.

Судей Пищугиной Л.И., Хреновой Г.И.

С участием прокурора Лунькова И.Н.

Рассмотрела гражданское дело по кассационному протесту Ульяновского межрайонного природоохранного прокурора на решение Димитровградского городского суда от 28 октября 2002 года, которым суд

Решил:

В удовлетворении иска Ульяновской межрайонной природохранной прокуратуры в защиту государственных экологических интересов, в интересах Пискунова Михаила Андреевича и неопределенного круга жителей г.Димитровграда к ГНЦ РФ НИИР, ДНЦ АТН РФ и ВНИИБЗР г.Краснодара о признании незаконными действий по заключению договора N 518 от 6 октября 2000 года, проведению по нему работ по измерению активности, инвентаризации радиоактивных веществ и подготовке их к транспортным операциям, транспортированию 147 ампулированных жидких радиоактивных веществ (ЖРВ) из ВНИИБЗР в ГНЦ РФ НИИАР, хранению их в здании N 134 КОРО ГНЦ РФ НИИАР, смешиванию их в один технический раствор в здании N 138 КОРО ГНЦ РФ НИИАР, по попытке закачать их в недра Ульяновской области, о применении последствий недействительности ничтожной сделки, о запрещении закачки ЖРВ в недра Ульяновской области и понуждении к вывозу жидких радиоактивных веществ за пределы Ульяновской области, отказать.

Заслушав доклад судьи Тураевой Л.П., судебная коллегия

Установила:

Ульяновский межрайонный природохранный прокурор в интересах Пискунова А.М. и неопределенного круга жителей г.Димитровграда обратился в суд с иском к Димитровградскому научному центру Академии технологических наук (далее ДНЦ АТН РФ), Государственному научному центру РФ Научно-исследователького института атомных реакторов ( ГНЦ РФ НИИАР), Всесоюзному научно-исследовательскому институту биологической защиты растений г.Краснодара ( ВНИИБЗР) о признании незаконными действий ответчиков по заключению 6 октября 2000 года договора N 518 на выполнение научно-исследователькой работы "Нормализация радиационно-экологической обстановки во ВНИИБЗР", в процессе которой ГНЦ РФ НИИАР с целью переработки завез на свою территорию 147 ампул жидких радиоактивных веществ ( ЖРВ) с целью их захоронения на опытно-промышленном полигоне. Просил восстановить нарушенные права населения Ульяновской области на благоприятную окружающую среду.

В обоснование иска указал, что общественная организация ДНЦ АТН, в нарушение ст.ст.26 33-35 ФЗ "Об использовании атомной энергии" участвовал в заключении договора не только в отсутствие необходимого оборудования для его выполнения, но и не имея лицензии на такой вид деятельности, как обращение с радиоактивными отходами, каковыми являются вещества в 147 ампулах, привезенных в г.Димитровград из г.Краснодара для утилизации. ГНЦ РФ НИИАР также не имело лицензии на переработку радиоактивных отходов, полученных не в результате своей деятельности, чем нарушило ст. 12 ФЗ "Об экологической экспертизе", осуществив деятельность, способную оказать прямое или косвенное воздействие на окружающую среду без положительного заключения государственной экологической экспертизы; ст.ст. 11, 22 ФЗ "О недрах", обязывающих ГНЦ РФ НИИАР при пользовании недрами при захоронении ЖРО выполнять условия лицензии, которые не допускают захоронение ЖРО иных предприятий.

В процессе рассмотрения гражданского дела, прокурор уточнил и дополнил заявленные требования. Просил признать незаконными действия не только по заключению договора N 518 от 6 октября 2000 года, но и действия, совершенные по его исполнению: проведение измерения активности веществ, их инвентаризации, подготовке их к транспортным операциям, по транспортированию 147 ампулированных жидких радиоактивных веществ из ВНИИБЗР в ГНЦ РФ НИИАР, по хранению их в здании N 138 КОРО ГНЦ РФ НИИАР, по смешиванию их в один технический раствор в здании N 138 КОРО ГНЦ РФ НИИАР, попытку закачать вещества в недра Ульяновской области на опытно-промышленном полигоне в рамках программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия и стронция в натурных условиях подземного хранилища ЖРО 4 водоносного комплекса. Просил восстановить нарушенные права населения Ульяновской области, запретив закачку в недра Ульяновской области полученные вещества после слияния радиоактивных веществ и обязать ГНЦ РФ НИИАР вывезти их за пределы Ульяновской области.

Рассмотрев судебный спор, суд постановил вышеприведенное решение.

В кассационном протесте ставится вопрос об отмене решения суда вследствие неправильного применения норм материального права. Суд неправильно истолковал п.3.2.7 Протокола N 570 ГКЗ лицензии ГНЦ РФ НИИАР на право пользования недрами. Хотя в соответствии с названным пунктом НИИАРу разрешено производить захоронение жидких радиоактивных отходов, но не в научно-исследовательских целях, а полученных в процессе научно-технических работ. НИИАР не имело лицензии с указанием конкретной цели использования недр земли в научно-исследовательких целях, НИИАР не имело право проводить закачку в недра в рамках "Программы эксперимента..." радионуклидные источники. У НИИАРа имеется лицензия на право пользования недрами только для захоронения ЖРО, выданная Комитетом природных ресурсов по Ульяновской области, где имеется отметка о разрешении закачки в недра ЖРВ только по "разовой" доверенности. Выводы, изложенные в решении суда не соответствуют обстоятельствам дела, признав спорные 147 ампул источниками ионизирующего излучения, а не ЖРО, НИИАР в нарушение лицензионной деятельности произвело их утилизацию с целью захоронения, тогда как по лицензии имеет право производить захоронение только ЖРО. Для более полного исследования обстоятельств дела, прокурор ходатайствовал о вызове в суд дополнительных свидетелей главного государственного санитарного врача по Ульяновской области Меркулова А.В. и руководителя ГУ по Ульяновской области Кравцова С.И., которые судом вызывались, но в судебное заседание 24-26 июля 2002 года не явились. Вместе с тем, суд рассмотрел дело так и не допросив этих свидетелей и не обсудив возможность окончания судебного следствия без их показаний. Суд не применил подлежащий применению закон. Признав деятельность ГНЦ РФ НИИАР соответствующей требованиям закона, суд не дал оценки тому, что до её выполнения в нарушение ст.1 Ф3 "Об экологической экспертизе" государственная экологическая экспертиза не проводилась. Настаивает на том, что общественная организация не имела права иметь в своем оперативном управлении радиоактивные вещества, вследствие отсутствия у неё правомочных документов.

Суд признал установленными обстоятельства, которые не доказаны. Представитель ДНЦ Ермолович М.Н. не отрицал, что работы по договорам выполнялись не членами общественной организации или работниками ДНЦ, а по договорам подряда работниками НИИАРа, т.е. имело место передача прав по лицензии ДНЦ другим лицам, что согласно п.4 "Положения о лицензировании деятельности в области использования атомной энергии" не допускается. Вывод суда о том, что работники НИИАРа, на момент выполнения работ по договору состояли в трудовых отношениях с ДНЦ не подтверждается материалами дела и доказательствами. Возникшие в процессе рассмотрения по этому вопросу противоречия суд не устранил. Как на доказательство суд в решении сослался на заключение Волжского Межрегионального Территорриального Округа Госатомнадзора, которое не содержит категоричных выводов, а является вероятным и не вносит ясность в поставленные перед ним вопросы, в частности, к какому виду веществ относится РВ завезенное НИИАРом: ИИИ или ЖРО. На предположениях основан вывод суда и об отсутствии нарушения при перевозке спорных РВ, так как конкретных согласований маршрута с органами ГИБДД не проводилось и ответчики доказательств этого не представили. Неверным является вывод суда, основанный на сведениях справки НИИАРа о смешивании 147 ампул с ЖРВ в здании 189, тогда как по показаниям свидетеля Улюшкина, непосредственно участвовавшего в этой операции, видно, что смешивание веществ происходило в здании 138. Просит решение суда отменить и дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, заслушав выступление прокурора Лунькова И.Н., настаивающего на отмене решения суда, объяснения Пискунова М.А., возражения представителей ДНЦ АТН РФ, ГНЦ РФ НИИАР Ермолович М.Н., Рыбакова А.В., Усольцева В.Ю. , Гремячкина В.А., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Судом установлено, что по договорам NN 518 и 518/ КА-01-661 соответственно от 6 октября и от 28 декабря 2000 года, где ВНИИБЗР выступило заказчиком и ДНЦ АТН РФ, ГНЦ РФ НИИАР - исполнителями, последние обязались произвести научно-исследовательскую работу по теме "Нормализация радиационной обстановки во ВНИИБЗР". Согласно технического задания на выполнение работ по вышеуказанной теме НИИАРу предстояло решить научно-технический вопрос по переработке источников ионизирующего излучения на территории НИИАРа ( л. д. 6-14, том 1).

По утвержденной 16 февраля 2001 года программе эксперимента, с целью изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища жидких радиоактивных отходов (ЖРО) IV водоносного комплекса, были разработаны этапы и порядок выполнения мероприятий с использованием нагнетательной скважины Н-2, находящейся в резерве НИИАРа с 1991 года, в которую уже удалено 75480 мЗ отходов активностью 2557 Ки. Ориентировочно предполагалось закачать раствор ИИИ с суммарной активностью 5 Ки ( л.д.25-26, том 1).

На основании заказ-заявки на поставку ИИИ от 15 марта 2001 года, оформленной в соответствии с ОСПОРБ-99 (Основные санитарные правила обеспечения радиационной безопасности) п.3.5.1. по сопроводительной накладной от 26 февраля 2001 года и накладной N 58 от 27 февраля 2001 года источники ионизирующего излучения в количестве 147 штук в ампулах с общей активностью на дату инвентаризации 0,21 ТБк ( 5,7 Ки) были доставлены в ГНЦ РФ НИИАР. На основании результатов изучения физико-химических свойств источников, их количества и активности было принято решение о дальнейшем использовании ИИИ в экспериментальной работе по изучению поведения радионуклидов в натурных условиях подземного хранилища опытно-промышленного полигона (л.д. 25-26, том 1).

По журналу учета радиоактивных веществ источники были оприходованы в ГНЦ РФ НИИАР (л.д. 145-147, том 1).

Во исполнение работы по теме привезенные радиоактивные вещества в виде 69 ампул Сs-137 активностью 117499 МБк, 9 ампул Сs-134 активностью 244 МБк и т.п. всего 147 ампул общим объемом 172,6 мл, общей активностью 210737,14 МБк были переработаны в раствор смеси радионуклидов в емкости В-82 здания 138 и подлежали учету по графе раствора смеси радионуклидов, что подтверждается актом N 32-06/182 от 10 июня 2002 года ( л.д. 158, том 1).

Признавая необоснованным довод заявителя и истца о том, что по договору ГНЦ РФ НИИАР получил радиоактивные отходы, суд правильно руководствовался нормами ст.3 ФЗ "Об использовании атомной энергии", предоставляющей право лишь эксплуатирующей организации признавать вещества радиоактивными отходами.

В данном случае ни ВНИИБЗР, ни ГНЦ РФ НИИАР не признавали в установленном законом порядке радиоактивные вещества, находящиеся в 147 ампулах, радиоактивными отходами.

Пункт 9.1 Основных санитарных правил (ОСП-72/87) относит к радиоактивным отходам растворы, изделия, материалы, биологические объекты, содержащие радиоактивные вещества в количествах, превышающих значения, установленные действующими нормами и правилами, не подлежащие дальнейшему использованию на данном или каком-либо другом производстве и в экспериментальных исследованиях. К радиоактивным отходам ОСП-72/87 относит также отработанные радионуклидные источники, не подлежащие дальнейшему использованию.

Таким образом, основным отличительным признаком радиоактивных отходов является невозможность их использования в каком-либо производстве, в том числе и в экспериментальном исследовании.

Анализ обстоятельств судебного спора свидетельствует о том, что радиоактивные вещества НИИАРом были завезены не для захоронения, а в научных целях во исполнение программы эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища ЖРО IV водоносного комплекса.

Вывод суда о том, что использованные в эксперименте радионуклидные источники не являются ЖРО, основан на всестороннем исследовании всех доказательств.

Из журнала регистрации источников ионизирующего излучения, полученных ВНИИБЗРом видно, что РВ никогда для использования не выдавались и ВНИИБЗРом в научной и практической деятельности не использовались. Полученные ВНИИБЗРом в 1989-1990 гг. радиоактивные вещества, хранились на складе ВНИИБЗРа до февраля 2001 года, т.е. до отправки их в ГНЦ РФ НИИАР ( л.д. 220-229, том 2).

По акту передачи ИИИ от 27 февраля 2001 года жидкие ампулированные источники в количестве 147 штук с суммарной активностью на дату передачи 0,21 ТБк были получены представителем ГНЦ РФ НИИАРа со склада ВНИИБЗР (л.д. 230, том 2).

Правильным является вывод суда о том, что ВНИИБЗР жидкие ампулированные источники в установленном законом порядке жидкими радиоактивными отходами никогда не признавал. Исследованная судом документация о получении, хранении, физической инвентаризации источников ионизирующего излучения ВНИИБЗРом свидетельствовала, что и на 3 ноября 2000 года за ВНИИБЗРом числилось помимо других РВ 147 жидких ампулированных источников, а не радиоактивных отходов (л.д. 127-135, том 1).

Основано на материалах дела суждение суда о том, что часть полученных ГНЦ РФ НИИАР радиоактивных веществ и по документу 1997 года, когда ВНИИБЗР из-за отсутствия финансирования не планировал работы с использованием РВ и все радиоактивные вещества признал без согласования с Госатомнадзором России, признал отходами, таковыми не признавались. В частности, радиоактивный марганец, не списанный по журналу учета радиоактивных веществ, как и часть ампул цезия -134, ввиду их низкой радиоактивности.

Надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами дана показаниям свидетелей Неверова В.А. и Тепловой Т.Е.- специалисты НИИАРа, они, ссылаясь на паспортные данные полученных жидких радионуклидных веществ, отнесли их к открытым источникам ионизирующего излучения.

Действительно, в паспортах на эти вещества отсутствуют сведения о способе их применения и сроке эксплуатации, а то, что для одной ампулы объемом 1 мл цезия-134, предназначенного для градуирования радиометрической аппаратуры указано назначение, судом правильно признано как обстоятельством, не меняющим существа привезенных РВ для признания их открытыми источниками ионизирующего излучения (л.д. 217-219, том 2, л.д. 133, том 1). .

Обоснованность данной оценки подтверждается нормами ОСПОРБ-99, которые не предусматривают для открытых источников ионизирующего излучения определенного срока годности, срока эксплуатации, что соответствует смыслу ст.3 ФЗ "Об использовании атомной энергии".

Отсюда верным является суждение суда о не применении к источникам ионизирующего излучения пункта 3.6.7. ОСПОРБ-99, регламентирующего порядок рассмотрения вопроса о возможном продлении срока эксплуатации источников излучения, на чем настаивает заявитель, поскольку в данном случае ВНИИБЗР лишь хранил РВ, а не эксплуатировал и не использовал, а следовательно, до передачи их ГНЦ РФ НИИАРу не обязан был решать вопрос о возможном продлении срока эксплуатации.

Не вызывает сомнений в правильности вывод суда о том, что действия ВНИИБЗР и ГНЦ РФ НИИАР во исполнение договоров N 518 и N 518-КА-01-661 по оформлению приема и передачи жидких ампулированных источников, по их расходованию, использованию соответствовали требованиям п.4 ОСП-72/87, регламентирующего порядок поставки, учета, хранения и перевозку источников ионизирующего излучения и передачу их из одного учреждения в другое, а поэтому действия ответчиков не могут быть признаны незаконными.

Доводы кассационного протеста о том, что стороны при заключении договора не имели лицензии на право обращения с радиоактивными отходами, в том числе и на право их утилизации, а следовательно действовали незаконно, судом первой инстанции исследовались.

Суд, согласившись с объяснениями ответчиков, не признал, что предметом оспариваемого договора о научно-исследовательской деятельности были радиоотходы. Суд пришел к выводу, что ГНЦ РФ НИИАР получил от ВНИИБЗР жидкие ампулированные источники или источники ионизирующего излучения, которыми в соответствии с имеющимися у них лецензиями могли заниматься в научных целях.

Федеральный надзор России по ядерной и радиационной безопасности (Госатомнадзор России) в лице Волжскогоо Межрегионального Территориального округа, рассмотрев представленные судом договора NN 518, 518/КА-01/661, "Программу эксперимента по изучению миграционного поведения радионуклидов цезия-137 и стронция-90 в натурных условиях подземного хранилища ЖРО IV водоносного комплекса", все лицензии ВНИИБЗР, ДНЦ АТН РФ и ГНЦ РФ НИИАР, учетные документы по получении ИИИ, признало все работы, выполненные сторонами по договору не противоречащими условиям действия имеющихся у них лицензий.

Не опровергается доводами протеста оценка, данная судом заключению Госатомнадзора России, что именно этот орган в силу имеющихся у него полномочий вправе оценивать правомерность действий ответчиков по обращению с радиоактивными веществами, так как лицензию на занятие такой деятельностью выдает сам Госатомнадзор России.

На заседании судебной коллегии прокурор Луньков И.Н. не привел в качестве альтернативы какой конкретно орган компетентен ревизировать деятельность предприятия, связанную с использованием радиоактивных веществ, соответствует ли её выполнение лицензионным видам работ, высказав лишь предположение, что такой орган должен быть при Госатомнадзоре России.

Несостоятельными являются доводы протеста о неправильном толковании судом п.3.2.7. Протокола N 570 заседания Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых Министерства природных ресурсов РФ от 26 апреля 2000 года, ссылаясь на который суд признал за НИИАРом право пользования недрами в виде полигона для хранения жидких радиоотходов в исследовательских целях.

Неотъемлимой составной частью лицензии ГНЦ РФ НИИАР УЛН N 01819-3Э на право захоронение в недра жидких низко- и среднерадиоактивных отходов, действие которой в декабре 2000 года продлено до 31 декабря 2010 года, является протокол N 570 заседания Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых от 26 апреля 2000 года, приказ от 26 июня 2000 года N 464 "Об утверждении заключения экспертной комиссии государственной экологической экспертизы", само заключение экспертной комиссии Государственной экологической экспертизы проектных материалов по продлению срока эксплуатации "Опытно-промышленного полигона захоронения жидких радиоактивных отходов ГНЦ РФ НИИАР", заключение экспертизы на опытно-промышленный полигон глубинного захоронения жидких радиоактивных отходов ГНЦ РФ НИИАР, выполненного научно-техническим центром по безопасности в промышленности (л.д. 97, том 2).

Содержание перечисленного приложения к лицензии в совокупности с заключением Главного управления природных ресурсов и охраны окружающей среды МНР России по Ульяновской области от 2-4 июля 2002 года позволяли суду признать законными действия НИИАРа по изучению миграции радионуклидов в условиях хранилища ЖРО и по закачке жидких радионуклидов в поглощающий комплекс. Проведение исследовательских работ на полигоне, последующая закачка полученного раствора, который по своему радионуклидному составу и физико-химическим показателям может быть разрешен к закачке в поглощающий комплекс, правильно признаны судом соответствующими условиям лицензии (л.д. 40-42, л.д. 98-125, том 2).

Доказательств обратного заявителем не представлено, поэтому суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии оснований для признаний оспариваемых договоров недействительными в соответствии со ст. 168 ГК РФ.

Нельзя согласиться с доводами протеста, что до принятия НИИАРом участия в эксперименте, требовалось проведение государственной экологической экспертизы в соответствии со ст.1 Ф3 "Об экологической экспертизе", так как параметры закачиваемых жидких радиоотходов остаются без изменения и в данном случае достаточно было провести согласование с Комитетом природных ресурсов по Ульяновской области, что НИИАРом сделано (л.д. 20,21,том 2).

Исходя из этого, суду не было необходимости вызывать в суд и допрашивать в качестве свидетелей председателя Комитета природных ресурсов по Ульяновской области Кравцова С.И. и Главного государственного санитарного врача Меркулова А. В.

Судом всесторонне и полно исследовались обстоятельства по перевозке радиовеществ из г.Краснодара в г.Димитровград в свете требований ОСПОРБ-99.

Имеющиеся неточности в оформлении документов и незначительное отступление от существующих внутренних Инструкций прохождения документов как во ВНИИБЗР, так и ГНЦ РФ НИИАР правильно не отнесены судом как обстоятельства нарушающие права истца и других граждан на безопасную среду обитания.

Объективная оценка дана судом выводам комиссии некоторых работников НИИАР, пытавшимся убедить, что под видом источников ионизирующего излучения в НИИАР были завезены радиоотходы. Допрос большинства из членов комиссии показал, что все они (Бочаров, Вахитов, Кабанов, Дегтярев, Томбасов) не считают завезенные вещества радиоотходами, а содержащиеся в акте сведения об обратном, лишь предварительные выводы проверки, которые в последствии были признаны ошибочным (л.д. 20-22, том1).

Не вызывает сомнений в правильности вывод суда о несостоятельности требований заявителей, настаивающих на вывозе раствора спорных радиоактивных веществ за пределы Ульяновской области.

Требование об этом заявители обосновывают предположениями о попадании указанных радиоактивных веществ в водозабор, снабжающий водой западную часть г.Димитровграда, что повлечет нарушение прав жителей.

Вместе с тем, исследованная судом документация о деятельности опытно-промышленного полигона с момента его существования, отсутствие случае проникновения радиоактивных веществ в водозабор в процессе многолетней эксплуатации полигона, сам принцип и способ осуществления закачки ЖРО на глубину более 1400 м в особый слой земли, исключает такое проникновение, что объективно подтверждено информацией Комитета по геологии и использованию недр Ульяновской области "Ульяновскгеолком".

Доводы кассационного протеста, направленные к иной оценке собранных по делу доказательств, не могут быть основанием к отмене решения суда, поскольку суд в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РСФСР дал оценку доказательствам по делу.

С учетом установленного, суд пришел к объективному выводу, что действия ответчиков, связанные с обращением радиоактивных веществ, никаких прав жителей г.Димитровграда и Ульяновской области не нарушили, не оказали никакого вредного влияния на природную среду обитания.

Оснований к отмене судебного решения по доводам кассационного протеста судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Димитровградского городского суда от 28 октября 2002 года оставить без изменения, кассационный протест прокурора Ульяновской межрайонной природохранной прокуратуры - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

English
Главная
Бюллетень "Гражданская инициатива"
Публикации
Ссылки
О нас
Карта
Пишите нам